Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Сакральная пшеница и пещерные страхи

Впервые в мире получено разрешение на производство генетически модифицированной пшеницыв Аргентине. Это праздник! Со слезами на глазах.

Почему праздник? Одобренный сорт пшеницы с геном HB4, позаимствованным у подсолнечника, обладает повышенной устойчивостью к засухам. В засушливые годы урожай этой пшеницы в среднем на 20% выше обычных сортов. В хорошие годы — как минимум не меньше. Кроме того, c пшеницей HB4 можно перейти на схему с двумя урожаями в год: сои и пшеницы; последняя высевается в более сухой период. И — вишенка на генно-инженерном тортике — устойчивость к гербициду глюфосинату аммония.

Другими словами, это разрешение позволяет накормить людей — даже в сложные годы, уменьшить риски для сельхозпроизводителей и более эффективно использовать пахотные земли.


Хорошо, но почему «со слезами на глазах»?

Collapse )

_______________________________________________________________
Друзья, я начал вести канал в Телеграм: Экономика знаний. Подписывайтесь!

Плод раздора, плод надежды

Продолжим наш разговор о социальных сетях, их нынешних проблемах и о попытке "Фэйсбука" бороться с валом дезинформации, захлестнувшим платформу.

Мы определились с тем, что проблемой является низкое качество информационных потоков, поступающих к пользователю. А ключом к этой проблеме становятся новые формы структурирования знаний - например, привлечение внешних независимых экспертов и интеграция их анализа в выдаваемый контент. Эти формы требуют серьезной организационной работы и ресурсов для функционирования (что мы видели на примере с экспертами ”Science Feedback”). Качество не может вырасти само собой: кто-то должен непрерывно и целенаправленно заниматься такой деятельностью.


В обсуждении китайской Системы социального кредита (ССК) мы назвали эти организации агентами знаний. Там мы обрисовали более серьезную их роль — быть архитекторами Веба 3.0, обеспечивать интеграцию и гармонизацию данных из разных источников, и, в целом, быть его организующей силой.

Collapse )

Баттлы по фактам в эпоху Веб 3.0

Если социальные сети у вас до сих пор ассоциируются с котиками и мемосиками — можно вам только позавидовать. Либо вы принадлежите к еще юному поколению ”Z” - и тогда у вас все впереди. Либо вы умеете ценить радость текущего момента и сохранять безмятежность духа, не обращая внимание на виртуальные бури вокруг…

Западной интеллигенции, увы, завидовать не приходится. Для нее социальные сети уже давно и прочно ассоциируются с “фабриками троллей“, манипулятивными политическими кампаниями, спонсируемыми враждебными государствами, оголтелой пропагандой, риторикой ненависти, преследованиями и харрасментом, продажей и кражами персональных данных, распространением радикальных идей и диких конспирологических теорий.

Всё это уже настолько стало мэйнстримом, что редкая статья, хоть вскользь упоминающая соцсети, упустит случай лягнуть «Фэйсбук» и посетовать на общую деградацию платформ. Публицисты и эксперты словно соревнуются друг с другом в нагнетании ужасов и живописании пороков, в которых погрязли социальные сети (в том числе потому, что, чем выше градус истерии и «острее» материал - тем лучше он в соцсетях расходится).

Collapse )

Запрет на особое мнение

Целая драма разыгралась вокруг спорного исследования, которое собирались опубликовать в одном из научных изданий. Исследование и вправду было сенсационным: ученые заявили, что им удалось создать алгоритм, который по фотографии лица предсказывает, совершит ли человек преступление. Заявленная точность — 80%. Создатели ожидали, что алгоритм поможет полиции предотвращать преступления.


Тут, конечно, вспоминается повесть «Особое мнение» Филипа Дика и все происходившие там этические коллизии. Но в нашем, реальном, мире до практического внедрения таких систем еще далеко. Не в последнюю очередь потому, что технологии никуда не годятся, несмотря на надувание щёк в пресс-релизах.

Работа подобной тематики — далеко не первая, достаточно вспомнить Чезаре Ломброзо, пытавшегося натянуть сову на глобус аж в середине 19 века. Спустя полтораста лет у исследователей появились в распоряжении самые продвинутые инструменты, включая машинное обучение. Но результат по прежнему не выдерживает даже минимальной критики.

Collapse )
_____________________________________________________
Друзья, я начал вести канал в Телеграм: Экономика знаний. Подписывайтесь!

10 тестов, которые должен пройти каждый уважающий себя ИИ (10)

<< 9. Критерий Нильссона <<

10. Критерий Китано


Если вы думаете, что суть критерия Нильссона в полной мере отражает масштаб изменений, которые ИИ вызовет в социуме — то вы явно недооцениваете машины. Ибо это была только разминка. Давайте теперь обратимся к финальному критерию этого обзора, который выдвигает Хироаки Китано.

До сих пор мы говорили о вызовах для ИИ человеческого уровня, или даже ниже способностей взрослого человека («когнитивное десятиборье», «детский сад для общего ИИ»). Однако, постепенно расширяя рамки способностей умных машин, должны ли мы остановиться на том пределе, который никогда не преодолеть человеческому разуму? Ведь для машин этого предела принципиально не существует.

Конечно, машинам следует перешагнуть этот предел, уверен Китано. Критерий, который он предлагает, требует от машины сверхчеловеческих способностей. Такой уровень принято называть искусственным сверхинтеллектом (ИСИ). Итак, вызов для ИСИ состоит в следующем: сделать крупное научное открытие, достойное Нобелевской премии, и даже еще более прорывное.
Collapse )

50 оттенков пика нефти

Не так давно, лет десять назад тема «пика нефти» была... хм, на пике моды. Не все эксперты были согласны с выводами Кинга Хабберта, но сторонники близкого пика получали немало внимания просвещенной общественности. Португальскому исследователю Педро де Альмейда эта тема тоже показалась актуальной.

Вместе с коллегой Педро Сильвой он решил проанализировать, каким будет «постпиковый» мир. Но для нас сейчас интересны попутные плоды их работы: ученые скомпилировали предложенные на тот момент прогнозы «пиков», которых оказалось несколько десятков.

Что они получили? Два прогноза утверждали, что максимум добычи будет достигнут до 2007 года. 38% - между 2008 и 2012. 21% - между 2013 и 2017 годами. И лишь немногим более 20% "оптимистов" считало, что пик будет пройден позже 2022.

Вот так результат выглядит на графике:
(Маркеры раскрашены мной в разные оттенки серого не из любви к бульварной литературе, а потому, что именно этот цвет символизирует пессимизм и мрачность, характерные для теории «пика». Честное слово.)

Как видим, разброс мнений достаточно широк, как по таймингу, так и по высоте «пика». Даже в пределах одного года. Перефразируя Льва Николаича, все точные аналитики точны одинаково, каждый ошибающийся аналитик ошибается по своему. Но где их найти, точных аналитиков?..

Оригинальный прогноз Хабберта от 1956 года на график, очевидно, не попал — потому что Хабберт полагал, что максимум добычи составит лишь 34 млн. баррелей в день. Уже через 12 лет, в 1968, стало ясно, что это значение тоже было ошибочным. Неплохо — многие из более поздних прогнозов, собранных португальскими учеными, продержались и того меньше.

Выводы? Выводы очень простые. Мы не умеем со сколь-нибудь достаточной точностью прогнозировать долгосрочные тренды. Ошибка в таких прогнозах — это норма. Даже если это прогноз Хабберта или еще какой-нибудь авторитетной фигуры. Как правило, реальность гораздо сложнее всяких прогнозов, и она совершенно равнодушна к авторитету.

Так прав ли был Хабберт?

Валентин Гибалов написал пост, в котором подверг (обоснованной) критике теорию пика добычи минеральных ресурсов. Досталось и пионеру этой теории, Кингу Хабберту, который в своей публикации от 1956 года предсказал пик добычи нефти в США в 1960-ых годах. Через полвека, в наши дни «сланцевая революция» сделала этот прогноз несостоятельным.

Так справедливо ли теперь низвергать с пьедестала Кинга Хабберта и можно ли начинать хоронить теорию пиков? Давайте немного повременим с суровыми вердиктами. Сначала мне бы хотелось показать несколько важных нюансов.  

1. Мысли локально

Collapse )

Важные элементы для "зеленой" энергетики

Тема «пиков» энергетических ресурсов, прежде всего нефти, освещена очень широко. Гораздо меньше внимания уделяется проблемам истощения прочих минеральных ресурсов. Этому вопросу посвящена обстоятельная статья профессора Криса Роудса (ссылка на его блог) «Пик минералов: недостаток редкоземельных элементов угрожает альтернативной энергетике».
Как пишет Роудс, ресурсы редких (РЭ) и редкоземельных элементов (РЗЭ) распределены очень неравномерно. Так, два месторождения в ЮАР обеспечивают 80% всей мировой добычи платины. 92% используемого в мире ниобия (для сверхпроводящих магнитов и сплавов с высокой жароустойчивостью для реактивной авиации и ракет) экспортируется из Бразилии. А 97% всех редкоземельных элементов в настоящий момент поставляются Китаем.
Роудс ссылается на доклад британского Комитета по науке и технологиям, в котором дается список «элементов под угрозой». Серьезные проблемы могут быть с неодимом, производство которого должно увеличиться в пять раз для покрытия потребностей в магнитах для производства турбин ветряков в количестве, достаточном для обеспечения полностью возобновляемой энергетики. Однако грубые расчеты самого Роудса показывают, что для этого необходимо 50-100 лет в зависимости от того, какая доля электричества будет вырабатываться за счет ветра, и если хватит производственных мощностей и прочих материальных и энергетических ресурсов для выполнения этой эпической задачи.
Неодим (Nd)– редкоземельный элемент, в основном используемый для производства постоянных магнитов (ПМ), применяющихся повсюду от компьютерных жестких дисков и мобильных телефонов до турбин ветряков и автомобилей. Неодимовые магниты – наиболее мощные известные постоянные магниты. Такой магнит весом в несколько грамм может поднять в тысячи раз больше собственного веса. Магнит, приводящий в движение мотор гибрида Toyota Prius, содержит 1 кг неодима, а в батарее используется 10-15 кг лантана. Что интересно, неодимовые магниты были открыты в 1980-ых как ответ на острую нехватку кобальта, случившуюся в результате внутреннего конфликта в Заире (ныне Конго).

Collapse )