giovanni1313 (giovanni1313) wrote,
giovanni1313
giovanni1313

Categories:

Fight fire with fire!


В очередной статье из серии «Экономика протеста» Александр Зотин рассказывает, как алгоритмы подчиняют себе людей. Ярким примером является бизнес компании Uber. Миллионы водителей, работающих на эту компанию, официально не трудоустроены в Uber и потому исключены из традиционной системы социальных гарантий для занятых. На них не распространяются принципы трудового права, они лишены тех достижений welfare state, которые полвека назад считались большим завоеванием западных демократий.

Но почему так получается? Почему новые компании-платформы цифровой экономики, "gig economy", рассматривают рабочую силу исключительно как ресурс, подлежащий безжалостной оптимизации? Почему внедрение алгоритмов ведет к ухудшению социального положения работников?

Самый простой ответ — потому что технологический прогресс уменьшает ценность человеческого труда. Но в таком упрощенном представлении теряется важный нюанс. Труд всегда был не только фактором производства, но и важнейшим источником дохода, на который приобретаются продукты производства. Это центральный механизм «вечного двигателя» экономики. И, какие бы кратко- и долгосрочные факторы на него ни воздействовали, этот механизм должен работать без сбоев — иначе под угрозой оказывается вся экономическая система. Именно поэтому последнее столетие ценность труда активно корректировалась государством: минимальные зарплаты, продолжительность рабочего дня, условия пенсионных выплат и многое другое.

Поэтому еще один ответ на поставленные выше вопросы — потому что государство позволяет подобное отношение к работникам. На руку корпорациям играет быстротечность изменений в цифровой экономике: неповоротливые бюрократы не успевают реагировать на появление всё новых и новых схем, позволяющих «обойти» требования welfare state. Но дело не только в инертности доцифровых демократий. Волна либерализации рынков, развернувшаяся в последние десятилетия 20-го века, уже изменила образ мыслей чиновничества, и происходящее воспринимается государством как «новая нормальность». Идеалы welfare state со времен Линдона Джонсона успели сильно потускнеть...


Но есть еще одно объяснение, помимо «технологического» и «патерналистского». Объяснение, которое исходит из конкретной сути бизнес-процессов новых корпораций. Старые бизнес-процессы основывались на взаимодействии иерархических структур, состоящих из людей, на неформальные коммуникации между ними. В этой неформальности крылись возможности для возникновения альтернативных мнений и повесток, для организации сопротивления навязываемых сверху корпоративным практикам.

Новые бизнес-процессы алгоритмизируются. Люди постепенно исключаются из коммуникативных цепочек. Алгоритмизированный контроль становится гораздо более жестким. Всё это убирает возможности для организации массового сопротивления.

Алгоритм подчиняет людей просто потому, что именно с этой целью он и был создан. Ультимативная цель корпорации — обеспечить абсолютный контроль над бизнес-процессами. Планируемая замена водителей на такси c автономным управлением, когда такая технология будет готова, - закономерное следствие этого.


Рабочую силу рассматривают как ресурс, подлежащий оптимизации, до тех пор, пока она слаба и не может сопротивляться возрастающему давлению корпораций. Это неравенство сил между цифровой экономикой и доцифровым гражданским обществом. Экономика уже создает алгоритмы, усиливающие контроль за работниками. Гражданское общество пока не создало эффективных цифровых платформ, позволяющих организовать сопротивление — а также встречный контроль над корпорациями и государством.

До тех пор, пока этот дисбаланс в сфере алгоритмов не будет устранен, социальное положение работников будет деградировать дальше. Существует слабая надежда на государство — но оно и само будет не прочь воспользоваться плодами цифрового неравенства. Если же подобные инструменты, работающие на гражданское общество, так и не будут созданы, ситуация может завершиться масштабным экономическим, социальным и политическим кризисом.

Возможно, избежать его так и не удастся. Сегодняшняя ситуация возникла потому, что корпорации имеют гораздо более сильную мотивацию к ужесточению контроля и, соответственно, росту прибыли. Очевидно, что гражданское общество намного равнодушнее относится к совершенствованию эффективности собственных механизмов. И даже ощутимое ухудшение благосостояния пока никак не подтолкнуло общество к нужным шагам. Кризис, безусловно, такой мощный толчок даст - но тогда надо будет постараться, чтобы удержаться на ногах...
Tags: ТНК, политика, рынок труда, социодинамика, технологии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments