giovanni1313 (giovanni1313) wrote,
giovanni1313
giovanni1313

Category:

Бремя первых

«Суха, мой друг, теория везде,
А древо жизни пышно зеленеет!»
Мефистофель, “Фауст“


Всему своё время — пройдет еще много лет, прежде чем пышное древо Веба 3.0 вырастет до величественных размеров. Пока мы имеем только зеленые ростки, упорно взламывающие асфальт нынешнего социального устройства. Но и это уже немало, более того — именно сейчас, на самом раннем этапе необходимо формировать будущую крону, чтобы это древо принесло людям как можно больше пользы.

Life tree. Ahmad Turki

Одна из первых масштабных систем, отвечающих замыслу Веба 3.0, создается в стране, которая смелее других смотрит в будущее и деятельнее других его приближает. Речь, конечно о Китае. Она носит официальное название «Система социального кредита» (ССК, 社会信用体系).


Несмотря на слово «кредит» в названии, эта система выходит далеко за рамки финансовых долговых отношений и имеет впечатляющие перспективы развития. Но эти перспективам не суждено будет реализоваться, и эксперимент (а это пока эксперимент) окажется провальным, если создаваемая система будет игнорировать ключевые организационные принципы, правила и закономерности. Это сложнейший объект — и подход к «формированию кроны» требует максимальной тщательности и проработанности. Единичные ошибки в архитектуре могут критически ослабить функциональность всей системы.

При всей технократической устремленности в будущее, Китай очень болезненно реагирует на угрозы своему существующему социальному устройству. Сможет ли он получить «ростки», не повредив «асфальт»? Западные эксперты настроены очень скептически и считают, что результаты будут весьма неприглядными. В их описаниях китайской инициативы часто звучат слова «антиутопия» и «оруэлловский». Насколько они правы?


Настолько, насколько вы согласны мириться с гиперболами, метафорами и прочими средствами поэтической выразительности. И, поскольку ранее в цикле «Горизонты управления» я грешил этими средствами сверх всякой меры, сейчас я постараюсь подойти к обзору ССК с позиций сухой теории. Что именно отделяет антиутопию от утопии, а Оруэлла от Курцвейла? Самое время спустится от «звезд» высоких идей обратно к «терниям» практических попыток их реализации.

Начнем с предыстории создания ССК. Во-первых, сама идея «социального кредита» (в некотором смысле также соотносится с понятием «социальный капитал») появилась задолго до Веба, и даже задолго до прихода к власти Коммунистической Партии. Еще Конфуций говорил об идеальном общественном порядке, в котором каждый человек осознает свое положение в обществе. Эта идея стала одной из центральных для традиционного, патриархального китайского общества, и продолжает оставаться в числе основ китайской культуры.

В доцифровую эпоху в коммунистическом Китае сложилась развитая система административных поощрений, вроде почетных званий, знаков отличия и наград. Кроме того, получила большое значение практика ведения личных дел на учащихся и работников предприятия. В дела заносились характеристики, сведения о поощрениях и взысканиях, назначения на новую должность и т. п.


В начале 2000-ых в КНР стали прорабатываться реформы, целями которых было повышение кредитоспособности заёмщиков из числа населения и бизнеса. Термин «социальный кредит» тогда обозначал чисто финансовый аспект рейтинга. Но позднее наполнение термина стало расширяться, включая в себя оценку выполнения субъектом всех договорных обязательств и требований закона.

Это можно объяснить ростом общественного недовольства коррумпированными чиновниками и связанными с ними компаниями, чья халтурная работа или некачественный товар часто становились поводами для скандалов. Институт прессы явно не справлялся со своими обязанностями контроля; про общественные организации и говорить ничего. Возникла очевидная потребность в некоем «независимом» индикаторе, которому можно было бы доверять. Однако эволюция идеи на этом не закончилась...

К 2011 году «социальный кредит» становится вполне официальным понятием, включаемым в партийные документы и программы. Концепция быстро набирает силу и становится одним из самых важных элементов, на основе которых КПК планирует совершенствовать общественные и рыночные механизмы. Инициатива спускается на местный уровень: провинциям рекомендовано начать разработку собственных методик, что преследовало целью «обкатать» различные решения в малом масштабе и выявить наиболее сильные варианты.

На национальном уровне официальный старт ССК был дан в 2014. Госсовет выпустил «Плановые контуры строительства системы социального кредита», в которых в довольно общих чертах описывались схемы, принципы и задачи этого амбициозного проекта.

Зачем нам нужен Веб 3.0? «Плановые контуры» дают убедительный ответ: чтобы формировать взаимное доверие в обществе, увеличивать эффективность рынков, усиливать общественное управление и строить гармоничное общество (в конце приписка - «в социалистическом государстве», но это уже детали). ССК должна оценивать добропорядочность китайских граждан в соблюдении законов, моральных норм, профессиональных и этических стандартов.

ССК призвана стать обязательным, всеобъемлющим и очень мощным механизмом обработки данных, которые будут собираться из огромного числа источников: кредитных историй, материалов органов правопорядка, бизнес-платформ и многих других. Результаты обработки будут использоваться практически во всех сферах взаимодействия государства и общества. Под действие программы попадают как частные лица, так и коммерческие организации.

Именно всеобъемлющий характер ССК придает ей такой большой потенциал. Эта система изначально проектируется как охватывающая всё общество, и только при этом условии становится возможным, с одной стороны, сделать её важной частью общественных отношений, и, с другой, обеспечить адекватность моделирования всей широты протекающих в обществе процессов.

Но этот всеобъемлющий характер, в свою очередь, делает создание ССК сверхсложной задачей. Даже для того, чтобы интегрировать информацию от сотен государственных органов - судов, полиции, налоговой службы, местных управ разного уровня и т. д. - требуется гигантский объем организационной и бюрократической работы. Однако создатели ССК амбициозно считают, что одной ведомственной информации недостаточно.


Руководство Коммунистической Партии Китая объявило тему «больших данных» одной из ключевых для развития страны. Причем оно видит приоритет, который имеют частные корпорации в сборе и анализе «больших данных», и целенаправленно стремится к партнерству с бизнесом в вопросах использования этих данных в государственных целях. Еще в 2013 году Госбюро статистики КНР заключило соглашения о долгосрочном сотрудничестве с 11 ведущими хайтек-компаниями. Одним из интересных примеров стал совместный проект с интернет-гигантом Baidu по оценке динамики ВВП в режиме «реального времени».

Другой, более близкий пример — проработка Центробанком страны вопроса выдачи лицензии на осуществление кредитного скоринга трём интернет-компаниям. Планировалось, что их методики, основанные на анализе онлайн-активности пользователей, позволят им присваивать рейтинг для выдачи потребительского или предпринимательского кредита. Здесь надо еще раз вернуться к предыстории: дело в том, что в Китае по сей день не существует развитой национальной системы кредитного скоринга. Это обстоятельство, несомненно, сильно поспособствовало решению о создании ССК. Но, как видим, китайские товарищи пошли гораздо, гораздо дальше...

В 2016 План на новую пятилетку дал полный ход частно-государственному партнерству в «больших данных». В частности, было объявлено, что параллельно ССК в этом направлении будет внедряться ряд инициатив, в том числе государственная стратегия в области «больших данных», нацеленная на раскрытие и взаимный обмен информационными ресурсами.


«Плановые контуры» ставят жёсткий срок по запуску ССК: 2020-ый год. К этому времени для каждого уже должны быть рассчитаны значения социального кредита в политико-административной, коммерческой, общественной и юридической областях. Но до сих пор о системе известно очень мало конкретики. Мы не знаем ни того, какие именно события будут учитываться системой, ни списка поставщиков информации в нее, ни базовых механизмов ее обработки, ни того, как именно будет выглядеть присвоенный социальный кредит, ни того, какие санкции и поощрения она будет выдавать. ССК — амбициозный проект, но пока мы видим одни только амбиции.

Остается внимательно присматриваться к существующим институтам и к местным инициативам, из которых будет расти перспективная система. Присматриваться — и анализировать малые и большие их недостатки, которые в итоге и будут определять разницу между оруэлловской антиутопией и конфуцианским идеалом государства. Постараемся быть конструктивными — ведь только так критика может указать правильный путь в тернистом лабиринте социального прогресса.

Одним из базовых элементов, на которых будет строится ССК, является база неплательщиков по решению суда. Верховный Суд страны организовал ее в 2013. На конец 2015 в ней были сотни тысяч граждан, не исполнивших судебные предписания. Их имена выставляются на всеобщее обозрение: на досках с «бегущей строкой» у зданий суда и в других публичных местах.

Данные о неплательщиках на рекламном табло в шанхайском метро

Цель этой меры понятна: пристыдить должника, создать на него общественное давление. Для китайской культуры это является весьма действенной мерой. Возьмем интересный эксперимент с peer-to-peer кредитованием, в котором кредитор мог публиковать на страничке заёмщика в соцсети Weibo информацию, что тот допустил дефолт. Это значительно снизило вероятность дефолта и даже повысило шанс на возврат долга после наступления дефолта. Ученые объясняют это с позиций «социальной стигмы», клейма, которое снижает статус человека в глазах окружающих.

Но одно дело — глаза окружающих. Ведь базой неплательщиков пользуются десятки государственных и партийных органов. И пользуются, как правило, с одной целью: дополнительно наказать нарушителя. Ему могут отказать в покупке билета в первый или бизнес-класс, либо вообще не продать билет на самолет или скоростной поезд. Ему могут отказать в присвоении почетного звания, в повышении на работе, а могут вообще не принять в армию или Партию. Если нарушитель — компания, ей могут запретить выпуск ценных бумаг, получение иностранных инвестиций или работу по госконтрактам.

Это еще цветочки. Так, физическим лицам могут запретить продавать, покупать или строить недвижимость. А их дети могут быть не допущены в престижные платные школы. И, задаваясь вопросом, должен ли сын отвечать за отца, мы неизбежно приходим к размышлениям более широкого характера.

Нацеленность ССК на мотивацию граждан очевидна. Высокопоставленные руководители заявляют, что её развертывание «позволит благонадежным бродить везде как в раю, в то время как опорочившим себя будет трудно сделать даже один шаг». Но есть ли смысл в репрессиях ради репрессий? Почему государство заботится только о том, как наказать виновных, а не о том, как заставить людей вести себя правильно?

Полицейская операция по борьбе с проституцией

Потому что наказывать проще, чем исправлять человеческую натуру. Но само по себе наказание не сделает общество лучше. Я не случайно привёл выше ссылку на научную работу: там авторы описали механизм социальных взаимоотношений, опираясь на эксперимент и зарекомендовавшие себя методы обработки его результатов. Они не пытались исследовать какие-то вторичные эффекты и навязывать готовые решения, и тем более они — как принято в науке — не претендуют на истину в последней инстанции. Но их результат — описанная причинно-следственная связь — достаточно адекватен, чтобы учитывать его при формировании политики кредитных отношений.

А на чем основаны сегодняшние репрессивные меры Китая против отцов-должников и их детей? До какой степени нужно ограничивать права «опорочивших себя»? Делают ли общество лучше такие жесткие меры? Веб 3.0 способен ответить на два последних вопроса. И в этом его гигантское преимущество перед существующей системой управления. Колоссальные потоки информации, собираемые и компилируемые с помощью современных технологий, дают Вебу 3.0 то, чего не было у традиционных правительств: качественно новое знание.

Веб 3.0 противопоставляет рациональность волюнтаризму традиционных систем. И эта рациональность способна обеспечить на порядки более высокое качество управления. Качество, которого не способен достичь ни Си Цзиньпин, ни Конфуций, ни какой-либо другой человек из плоти и крови.

Здесь же мы можем видеть назревающее противоречие. Вебом 3.0 должны управлять не правительство, не Партия и не Си Цзиньпин. Вебом 3.0 должно управлять знание. Более того, правительства, партии и чиновники становятся в подчиненное положение к Вебу. Только в этом случае система сможет полностью реализовать свой огромный потенциал. Но столь масштабный трансфер власти от партии, которая до сих пор не желала уступать ни малейшей ее доли, сейчас выглядит нереалистичным.


Ситуация чревата достаточно традиционным конфликтом между интересами элит и общества. И победителем из этого конфликта выйдет наиболее сильная сторона. К сожалению, у элит в данном случае гораздо больше шансов. Победа элит будет означать, что самый главный ресурс развития Веба 3.0 — знание — будет растрачиваться на другие цели, критически ослабляя созидательные возможности системы.

И что это за цели, становится понятно из двух дополнительных документов по ССК, опубликованных в 2016. Хотя они не менее расплывчаты, чем «Плановые контуры», некоторые примеры «неблагонадежного поведения», описанные там, достаточно характерны. Так, будет учитываться «поведение, которое серьезно вредит нормальному общественному порядку», а также «участие в массовых нарушениях общественного порядка [и] ущерб интересам национальной обороны».

В обозримом будущем невозможно алгоритмизировать учет нарушений общественного порядка, и тем более причинение ущерба обороне. Такие вердикты должен выносить суд. И в тех странах, где хорошо развитый институт суда является частью хорошо развитой политической системы, подобные инициативы действительно могут принести положительный эффект.


Но КНР не является такой страной. Да, Китай смело смотрит в будущее, но он располагает институтами, прочно застрявшими в предыдущей эпохе. И указанное выше противоречие мы должны дополнить следующим обстоятельством: Вебу 3.0 долгое время придется сосуществовать с традиционными политическими и общественными институтами. Постепенно Веб 3.0 будет сращиваться с ними и поглощать их — но этот прогресс будет сильно зависеть от прогресса в технологиях обработки информации, главным образом касающихся темы ИИ.

Причем Веб 3.0 стоит рассматривать как эволюцию общественных институтов, как поступательный социальный прогресс. Чем более развита доцифровая социальная система, тем органичнее Веб 3.0 будет сочетаться с ее институтами, тем больше будет позитивный эффект от интеграции доступных цифровых инструментов в систему управления.

Напротив, чем примитивнее общество, чем больше дистанция, которую нужно покрыть «прыжком веры» - тем меньше шансов на то, что внедрение новой системы принесет благие плоды. Давление существующих ущербных институтов будет разбалансировать ситуацию, угрожая обрушить даже достигнутый уровень развития.


Вернемся к рассмотрению потенциальных элементов ССК. К 2016 году на местном уровне уже работали 35 различных муниципальных систем социального кредита. Проблемы, с которыми сталкивались эти инициативы, позволяют предугадать, что придётся преодолевать национальной ССК.

Одна из первых программ начала реализовываться в 2010 в уезде Суйнин провинции Цзянсу. Люди вознаграждались баллами за такие достижения, как присвоение почетных знаков отличия, уход за пожилыми родственниками и помощь бедным. Баллы могли отниматься, скажем, за нарушение правил дорожного движения или «подачу чиновникам незаконных жалоб». Учитывались также такие показатели, как онлайн-активность и уровень образования. «Примерные» граждане могли рассчитывать на быстрый карьерный рост и доступ к лучшим учебным заведениям. «Нарушителям» отказывали в выдаче некоторых разрешений и получении социальных услуг.

Система весьма жестко критиковалась прессой по разным поводам. Самыми серьезными были обвинения в несправедливости и надуманности критериев оценки. Как видим, в данном случае практика подтверждает теорию: роль объективного знания чрезвычайно важна. Но еще одна упоминаемая проблема представляет отдельный интерес: пробелы в используемых данных.

Действительно, данные являются основой основ Веба 3.0. Коль скоро мы придаем такое большое значение знанию, мы обязаны прилагать максимум усилий для обеспечения Веба всей необходимой информацией. Как уже было сказано выше, полнота информационного охвата является одним из важным слагаемых успеха ССК. Чем меньше область внесистемной активности, тем сильнее сама система.

Это предъявляет жесткие требования к инфраструктуре и качеству данных, потребляемых ССК. Контроль над качеством данных должен стать необходимой частью системы еще на этапе проектирования; в идеале этот контроль должен быть автоматизирован. Очевидно, что системы с подобной сложностью требуют тщательной, трудоемкой и времяемкой процедуры выстраивания инфраструктуры данных и ее отладки. Это должны понимать руководители проекта: без доведенной «базы» система не заработает как положено.


Но как реализовать этот контроль и обеспечить эту тщательность, если структура системы будет этому скорее мешать? Ученые, разрабатывающие ССК, сейчас видят ее как «экосистему», в которой сосуществуют схемы с разными функциями, размерами и уровнями вложенности. Да, с одной стороны, это полностью соответствует идеям Веба 3.0 с его синтезом сетевых, иерархических и функциональных элементов структуры. Однако с качеством данных в такой пёстрой «солянке» из разных организаций всё будет не слишком радужно.

Такая система просто пытается перевести существующие общественные механизмы в цифровую форму, вместе со всеми их пробелами и недочетами. Да, эти механизмы будут быстро обрастать взаимными информационными связями. Но решит ли это проблему качества данных? Что именно будет мотивировать участников повышать качество и вообще развивать систему?

Мы не можем мотивировать коммерческие организации прибылью. Потому что, когда знание становится товаром, его свободное распространение теряет смысл. Мы не можем мотивировать государство ростом контроля. Потому что, чем больше растет контроль государства над обществом, тем меньше государство стремится к социальному прогрессу.

Нам нужны независимые некоммерческие организации, которые будут контролировать качество исходной информации, создавать и совершенствовать механизмы его обработки и искать пути развития системы. Корпорации и государственные ведомства могут участвовать в Вебе 3.0 вместе с ними — но их интересы слишком расходятся с интересами общества. Чтобы Вебом 3.0 действительно управляло знание, знанию нужны агенты.


В современном мире мы можем назвать такими агентами научное сообщество, с поправками на степень зависимости от государства, бюрократическую организацию и более скромную общественную роль. Новым агентам знания потребуется перерасти эти тесные рамки, и одной из ключевых задач должен стать рост активности в управлении социальной системой.

Государство как один из самых сильных современных институтов, имеющих проектный характер, на первых этапах неизбежно будет оказывать большое влияние на создание нового Веба. Ресурсы, необходимые для функционирования агентов знания, теоретически могут быть пожертвованы некоммерческими фондами и эндаументами. Но этих ресурсов нужно будет много, и у государства гораздо больше возможностей для обеспечения потребностей новой системы. Так, изменение нормативного поля с целью поддержки Веба 3.0 может быть осуществлено только традиционной властью.

Тем не менее, Веб 3.0 позволяет достичь лучших результатов при определенной степени автономии от государства (и коммерческих структур). В перспективе это означает наличие независимого источника финансирования, в форме своеобразного целевого налога. С нормативной точки зрения независимость может быть достигнута путем наделения системы расширяющимся набором полномочий.

Повторим, что Веб 3.0 и традиционные институты не антагонистичны друг другу — на более поздних этапах будет происходить вовлечение последних в систему. Автономия полезна, пока Веб 3.0 еще слаб. Она позволяет защитить новую систему от доминирующего влияния сильных институтов, имеющих альтернативные цели.

Силу Веба 3.0 будет определять не только накопленный уровень знаний, но и организационная сложность. Именно агенты знания обязаны стать организующей силой, которая будет интегрировать и гармонизировать гигантские потоки информации со всей Сети.
ССК уже сейчас движется в верном направлении. В ней для каждого гражданина могут быть скомпилированы сотни характеристик от десятков организаций, покрывая каждый аспект. Подобная многомерность и информационное богатство являются хорошей базой для реализации заявленных целей системы. Но в то же время это предъявляет высокие требования к сложности алгоритмов обработки данных и компетенции разработчиков.


Как в Китае обстоят дела с агентами знания? 15 лет назад при Пекинском университете был основан Китайский центр кредитных исследований. Сейчас он играет ведущую роль в разработке национальной ССК. Другими словами, у нас есть один агент, представляющий собой бюрократическую структуру старого типа, сильно зависящую от государства.

Недостатки очевидны. Во-первых, конкуренция между множеством агентов будет стимулировать поиск лучших практик. Во-вторых, свобода экспериментов с организационной формой, подкрепленная преимуществами цифровых технологий, позволяет достичь гораздо большей эффективности. В-третьих, «тяжелая рука» государства всегда норовит изменить общественный баланс в свою пользу.

Эта проблема усугубляется дальше, если мы спускаемся на уровень местных ССК. Здесь разработкой системы занимаются чиновники муниципалитетов. Насколько здесь развиты горизонтальные связи распространения лучших практик? Какие требования предъявляются к квалификации этих чиновников? Насколько жесткие механизмы внутреннего контроля используются? Наконец, до какой степени эти чиновники преданы Партии, и до какой — знанию? Ответить на эти важные вопросы сейчас, к сожалению, невозможно...



Κυβέρνησος ἐσχατιαί / Горизонты управления

[Список статей цикла]

  1. Стать #хэштегом

  2. Титаны эпохи

  3. Их мир

  4. Виртуальная свобода

  5. "Если знаешь место боя..."

  6. Декомпиляция Матрицы

  7. Дочери офицеров против Исламского Халифата

  8. Как "Искренний голос" стал еще искреннее

  9. Уничтожая доверие

  10. Силы финансового притяжения

  11. "А зачем им деньги?.."

  12. Свет на дне колодца

  13. Кролики голосуют за Дарта Вейдера!

  14. Объединяй и властвуй

  15. Кто победит Катю Андрееву?

  16. Высшая ценность

  17. В погоне за устойчивостью

  18. Вавилонская Башня 2.0

  19. Размерность имеет значение!

  20. Знание победит

  21. Электронная Немезида

  22. Обреченный быть константой

  23. Инженерия человеческих душ

  24. Логика прогресса

  25. Бремя первых

  26. Фактор страха

  27. Гипнотическая улыбка капитализма

  28. Утро, XXI век

  29. Баттлы по фактам в эпоху Веб 3.0

  30. Плод раздора, плод надежды


Tags: #хэштегом, Китай, демократия, институты, социодинамика, технологии, тоталитаризм, элита
Subscribe

  • Кто придумает будущее?

    «...Но если потребители, инвесторы и остальные ослеплены блеском новых технологий или отмахиваются от хайпа и не могут увидеть картину…

  • Дерзкие иллюзии

    Новая модель «Теслы» за $ 25 000 – звучит очень заманчиво. Но то, как этот автомобиль сейчас обсуждается на уровне…

  • Экспроприация с моральным превосходством

    Вдогонку к посту о высоких стандартах социалистической цензуры культуры — история, прекрасно дополняющая картину…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment