giovanni1313 (giovanni1313) wrote,
giovanni1313
giovanni1313

Category:

Инженерия человеческих душ

В предыдущей части мы описали потоки информации, идущие от человека и обратно к нему, описали растущую сложность систем наблюдения и алгоритмов, которые лежат в их основе, описали противоречивые стремления управлять человеком и ублажать его потребительское эго. Все эти процессы объединяются в систему, динамическую систему, которая ведет к революционным изменениям нашей жизни. Но чего именно может достигнуть эта революция?

Для ответа на этот вопрос давайте вернемся к философии и, в частности, к Дэниэлу Деннетту. Размышляя о свободе воли и о том, что движет человеком, Деннетт отмечал следующее. Хаос и несовершенство знаний субъекта об окружающем мире являются причиной того, что будущее для всех конечных существ является плохо определенным. Субъект может хорошо осознавать лишь свои ожидания.

Это были старые реалии. В новых реалиях машина имеет абсолютное превосходство в знании окружающего мира, огромное количество доступной ей информации снижает уровень неопределённости до принципиально более низкого уровня. Она умеет оперировать с многовариантным будущим. Благодаря накопленным данным об индивидууме, она может эмулировать весь спектр его ожиданий в широком наборе доступных ему контекстов. Более того, она может управлять как контекстами, которые формируют представления индивида, так и самими его ожиданиями.

Вспомним Декарта, для которого «душа» была единственной сущностью, которой доступен внутренний мир человека. Но Декарт и помыслить не мог, что через 4 столетия появятся новые, «виртуальные» души, существующие независимо от физических тел где-то в недрах дата-центров и владеющие еще более совершенным знанием о субъекте. Что эти души будут представлять собой последовательность нулей и единиц, что они могут управлять поведением ничуть не хуже, чем «традиционная» душа.

Это лишь результат решения задачи по созданию в информационном мире объекта, не уступающего в сложности объекту мира физического. Верите вы в «душу» или нет — но сложность должна обеспечивать весь полагающийся функционал. Как минимум. Инженерам нового цифрового мира в их масштабных проектах может потребоваться и более широкий набор функций... хотя многие из этих расширений с темой «души» соотносятся очень опосредованно.

Единственное преимущество «родной» души — то, что она будет оставаться с человеком всегда, при любых обстоятельствах, независимо от наличия интернета, электричества и дата-центров, перемалывающих петабайты данных. Впрочем, и это преимущество постепенно будет сходить на нет по мере того, как цифровая жизнь всё теснее и теснее сплетается с реальным миром, по мере экспансии информационных технологий в пространство и в само человеческое тело.

Наше поколение — вероятно, последнее, которое формировалось в доцифровом мире. Но что ждет следующие поколения? Как писал Вольтер, «нужно двадцать лет, чтобы провести человека из растительного состояния, в котором он находится в материнской утробе, и чисто животного состояния, представляющего большую часть его раннего детства, к состоянию, когда начинает появляться зрелость разума». Для наших потомков, начиная со все более раннего возраста, этот путь будет пролегать по тропинкам умного цифрового мира. Заботливо подстраивающегося под их шаги — и фиксирующего каждое их движение. Их души будут параллельно развиваться в обоих мирах, постепенно сливающихся в один...


Если у цифровых «душ» есть слабость — так это в том, что их может существовать неограниченное количество на одного homo sapiens. Корпорации, государства и другие общности могут создавать свои версии информационных «копий», преследуя собственные цели и конкурируя за информационный поток индивида. Подобное «многоголосие», разумеется, значительно снижает управляющий потенциал цифровых алгоритмов. Степень снижения будет зависеть в первую очередь от того, насколько разное поведение пытаются транслировать алгоритмы, и во вторую — от разницы в проработанности модели «души».

Но наличие конкуренции в этой деликатной области — далеко не обязательное свойство нового мира. Очевидно, что описанная задача требует гигантского объема ресурсов и постоянного доступа к огромным потокам персональных данных. Кроме того, здесь «победитель получает всё»: компания, знающая об индивидуумах больше других, будет использовать эти знания, чтобы еще более эффективно удерживать их в сфере своего влияния, замыкать потоки информации на себя и с их помощью совершенствовать свою технологию. Достаточно посмотреть на сегодняшний расклад сил, чтобы в этом убедиться.

Либо в игру может вмешаться государство, рано или поздно осознав потенциал данных технологий. Революционный потенциал. Эта революция так нужна государству... И одновременно смертельно опасна для него.

Ведь если революцию нельзя остановить, то стоит ее возглавить.

Многие политические мыслители представляли общество как сложнейший механизм, в котором отдельные люди были «винтиками» и «шестеренками», взаимодействующими друг с другом. Государственные деятели пытались воплотить это видение в жизнь, выстраивая из «шестеренок», попадавшихся им под руку, подобие механизма, который казался им таким грандиозным.

Но люди — не шестеренки. Люди — очень сложные и очень разные существа со своими способностями и своими представлениями о собственном месте в этом механизме, о взаимодействии с другими его частями и о том, как именно им надлежит работать. Ни один из грандиозных политических механизмов, рожденных в прошлые эпохи, не учитывал эти особенности. И при попытке втиснуть людей на место шестеренок всё величие планов обращалась в уродливый гротеск. Механизм перемалывал людей — но был не способен превратить их в идеальные «шестеренки». И чем грандиознее были замыслы политиков, чем больше они расчеловечивали граждан до уровня «винтиков» - тем более трагическими были итоги их осуществления.


Чтобы грандиозные замыслы изменили суровую реальность, нужны революции. Эта аксиома хорошо известна политикам. Как известно и то, что не все революции заканчиваются удачно, а некоторые — и вовсе не удается начать. Десятки миллионов людей, поколения за поколениями, жертвовали своими жизнями, одни элиты сменялись другими, новые лозунги звучали вместо старых — но всё это было лишь жестокой рутиной политической борьбы. Самая главная революция так и не начиналась. Для любой революции нужны предпосылки; и наличие грандиозных идей никак не может ускорить их появление.

Точно так же и наша «система уравнений» - те самые предпосылки для самой главной революции — остается в силе вне зависимости от моды на ту или иную идеологию. Ведь главное в этой революции — вовсе не создание «цифровой души», превосходящей по значению «обычную» душу человека. Вы можете вообще не верить в существование «душ» и относиться к этому как к очередному замысловатому программному алгоритму. И достижение потребительской «нирваны» - тоже не главное. В конце концов, само понятие «нирваны» тоже определено донельзя расплывчато; да и скрещивать мистику с земными удовольствиями — возможно, не самое удачное решение. Нет, масштаб революции гораздо шире вопросов, касающихся отдельных индивидов.

Подлинное значение этой революции в том, что она способна материализовать настолько грандиозные общественные механизмы, что все придуманные ранее концепции на их фоне будут выглядеть наивными и примитивными фантазиями. Иллюзия власти сменяется не просто реальностью власти — но ее абсолютностью. Мгла невежества, жутко искажавшая работу прежних социальных механизмов, рассеивается, открывая бесконечные горизонты их совершенствования. Полнота знания о гражданах и совершенная управляемость их поведением предоставляет социальной инженерии мощнейшие инструменты с неограниченным потенциалом.

Тем не менее, эта революция смертельно опасна для государства. О чем мы еще упомянем ниже. А пока — пару слов об опасности для его граждан. Которая является вполне очевидной. Дело в том, что описанные достижения дают богатую пищу для сочинения антиутопий (как и вариант с корпоративной монополией). Я не хочу особо углубляться в эту тему и вместо этого предпочел бы указать на несколько фундаментальных моментов.


Главная проблема, с которой сталкивается государство, взявшее «на вооружение» тотальный контроль граждан — это степень сложности системы аналитических алгоритмов. Эта сложность будет превосходить всё, что когда-либо было создано на Земле. И, самое главное, эта сложность будет превосходить тот уровень, которым способно адекватно управлять само традиционное государство. Ведь государство с его традиционными институтами имеет свои пределы организационных возможностей. Более того, присущий ему консерватизм означает наличие различных неэффективных анахронизмов. Добавим сюда «человеческий фактор», пронизывающий систему сверху донизу — и получим весьма незавидную картину.

Иными словами, это будет попытка менее сложной и развитой системы управлять более сложной. Образно: всё равно что шимпанзе посадить за штурвал самолета (и хорошо, если самолет в этот момент стоит без движения)... Опять же, посмотрим на такую вещь, как обратные связи. Тотальный контроль может быть использована как абсолютный инструмент их подавления — а это грозит дальнейшим упрощением управляющей системы и, как следствие, еще большим ростом рисков.

Замечательная идея, правда?

Подытоживая: такая антиутопия а) бесперспективна; б) чревата катастрофой. Что, конечно, ни в коем случае не отменяет и даже не уменьшает шанса на ее реализацию. Увы. Потенциал инструментов социальной инженерии не ограничен в том числе и рамками морали (да и в прошлом политические инструменты тоже не обращали внимания на эти рамки).

У элит есть относительно безопасный путь — не отклоняться от курса, задаваемого «вечными двигателями» прогресса, профитом и ленью. Не лезть «впереди паровоза». Умерить свои амбиции. Чем меньше амбиций у сидящего за штурвалом самолета шимпанзе — тем лучше. Шимпанзе должно сосредоточиться на внутреннем потоке сознания, равномерно текущем со скоростью 50-126 бит в секунду, и смиренно ждать наступления нирваны...

Возможно, тогда автопилот всё-таки доставит нас до этой самой потребительской утопии. Альтернативы — строительство антиутопий разного толка — выглядят куда менее привлекательно. И всё же стоит понимать, что этот «автопилот» ведет нас к цели не по самому быстрому, а по одному из самых надежных маршрутов. Сила рыночной системы — в бесчисленном множестве обратных связей, корректирующих нежелательные моменты. Но ее слабость — слишком медленное движение вперед. Рынок относится к революциям гораздо прохладнее, чем политики. Наше путешествие в «нирвану» может занять очень много времени, и комфорт в пути отнюдь не гарантируется.

Можно ли проложить более быстрый маршрут по карте социального прогресса? Могут ли плоды новой революции быть использованы для чего-то большего, чем «гонка потребления»? Можем ли мы одновременно снизить риск скатывания человечества в тоталитарную антиутопию?

Ответом на эти вопросы является концепция, которую я называю Веб 3.0. И чтобы яснее представить, как рождается Веб 3.0 (и как рождается порядок из хаоса), я процитирую Юваля Харари:

«Мы уже становимся микроскопическими частичками внутри гигантской системы, которую никто на самом деле не в состоянии понять... Я не знаю, где моё место в великой схеме вещей, и как биты моих данных связываются с битами, производимыми миллиардами других людей и компьютеров. У меня нет времени это выяснять, потому что я слишком занят, отвечая на и-мэйлы. Этот беспрерывный поток данных порождает новые изобретения и новые потрясения, которые никто не может спланировать, контролировать или постичь».


Что ж, система уже является настолько гигантской, что скромный человеческий интеллект не может осмыслить её во всей полноте. И дальше сложность Веба будет только расти. А константа обречена оставаться константой. Тем не менее, Веб 3.0 будет готов дать любому человеку максимально возможное понимание системы и его места в ней. Но для этого мы должны решиться на очень смелый шаг...

Вся власть хозяев «цифровых душ», будь то корпорации или государство, строится на том, что они обладают уникальной информацией о своих «подопытных кроликах» и абсолютными возможностями по управлению их информационными потоками. Стоит ввести сюда элемент конкуренции — и эта власть начинает рассыпаться. А что будет, если мы вообще уберем основу этой власти?

Что будет, если мы сделаем доступ к «цифровым душам» открытым каждому?

Дикость? Полное отрицание фундаментальных человеческих прав? Неприкосновенности личной жизни? Тайны мысли? И еще каких-нибудь философско-политических концепций, которые всё больше отстают от стремительного темпа прогресса? Да. Все эти вещи, описывающие болезненность грядущих изменений — и совершенно не способные остановить революцию. Фундаментальные человеческие права годились для старого человеческого мира. Новый цифровой мир работает по своим законам.

...В этом можно увидеть определенную логику. Веб 2.0 (соцсети) приучил нас к тому, что внешняя сторона жизни человека становится доступной всем желающим. К сожалению, Веб 2.0 мало что даёт с точки зрения совершенствования социальных практик. Поэтому риски подобной открытости частной жизни часто перевешивают потенциальные преимущества. Сейчас в раскрытии личной информации не так много смысла, и лучшей стратегией является ограничение круга лиц, которым она доступна.


Веб 3.0 пойдет дальше и потребует раскрытия внутреннего мира человека. Несомненно, риски в этом случае будут гораздо выше. Ведь появляется доступ к мощнейшим инструментам. Можно ли создать с помощью более совершенных алгоритмов системы, которые будут ограничивать эти риски? Да, это реально, и это вселяет надежду на принятие обществом новой системы.

Ведь наградой за подобную открытость является качественно иной уровень доступности знаний о человечестве и качественно иные возможности по работе во имя социального прогресса. Поскольку информация о «цифровых душах» является важнейшим ресурсом для этого. Более того, алгоритмы, описывающее человеческое поведение, являются основой Веб 3.0, главной его ценностью и главным механизмом созидания.

И этот ресурс, одновременно служащий инструментом созидания, будет доступен всем. Принципы Сети остаются неизменными: у каждого остается право воспользоваться этим потенциалом. Веб 3.0 будет самым грандиозным open-source проектом в истории. Разумеется, это потребует разработки гораздо более продвинутых организационных алгоритмов, чем те, что имеются сегодня. Создать из хаоса нынешней Сети систему, превосходящую по сложности всё, когда-либо созданное на Земле — задача титанического масштаба. Но теперь за ее выполнение возьмется буквально весь мир. Только в этом случае усилия будут соразмерны трудности задачи.


Нас ждут новые изобретения, и новых потрясений тоже избежать вряд ли удастся. Важно, что Веб 3.0 будет полностью соответствовать логике, которую мы описали в нашей «системе уравнений». Он будет основан на стремлении познать человеческий мир — и на основе этого знания создать инструменты планирования и контроля. Однако новый Веб даёт каждому эти знания и эти инструменты управления.

Безусловно, во всей своей полноте и многообразии такая информация и средства будет намного превосходить невеликие когнитивные способности человека. Но архитекторы Веба 3.0 будут стремиться создать такие представления и формы управления, которые были бы доступны всем без исключения. С тем гигантским потенциалом персонализации, который предлагают новые технологии, это будет вполне осуществимо.

Ультимативная цель Веба 3.0 — наделить каждого властью в той степени, в какой эта власть способствует созидательной деятельности в обществе. И в этом плане Веб 3.0 ничем не отличается от других социальных институтов... разница лишь в той эффективности и том масштабе, которых он способен достичь, имея в распоряжении беспрецедентную мощь описанных ресурсов и технологий. Веб 3.0 способен полностью вытеснить большую часть существующих сегодня институтов, безнадёжно проигрывающих в конкуренции новой системе.

И одним из таких институтов, значимость которого падает многократно, становится традиционное государство. Социальные инженеры будущего не обязаны ограничиваться узкими рамками старых схем. Прогресс породил государство — прогресс грозит его и убить. Самая главная революция будет означать конец политики. Ей на смену придет алгоритм.

Но в разговорах о сверхсистеме и эффективности мы можем упустить один интересный аспект, который является следствием нацеленности Веба 3.0 на познание и открытости его данных. Дело в том, что он позволяет человеку совершенно отстраненно и исключительно глубоко... рассмотреть собственную «цифровую душу».

Сознание, подсознание, интуиция и десятки других философских концепций могут бесконечно играть с человеком в свои игры. Мы можем обманывать сами себя, можем забывать неудобную правду и свято верить в сладкую ложь, можем пребывать в плену иллюзий и даже не пытаться от них уйти. Вопрос «что управляет человеком» не зря столько лет оставался неотвеченным.


Тем не менее, ответ этот существует. И, если всё сложится хорошо, ты его получишь. Бесстрастный ответ, указывающий на твои ошибки, несовершенства и заблуждения.

А именно такие вещи должны быть для тебя важнее всего, если ты хочешь изменить жизнь к лучшему. Это — а не очередная версия смартфона в твоей руке, автомобиля под твоим седалищем и гамбургера в твоём желудке.

О гамбургерах и других, более серьезных вещах позаботится Веб 3.0. Цифровая система, по сложности превосходящая всё, когда-либо созданное на Земле. С достаточным уровнем сложности она сможет сформировать цель, которая будет гораздо интереснее и привлекательнее строительства потребительской утопии. В конце концов, в её распоряжении инструменты с неограниченным потенциалом.


Она не сможет освободить людей от роли «винтиков» и «шестеренок», равно как и от роли «подопытных кроликов». Но она способна создать наиболее гармоничный социальный механизм и по максимуму раскрыть потенциал каждого «винтика». И каждый бит информации от «подопытных» направить на дело общественного прогресса.

Веб 3.0 невозможен без технологической революции, но он не является единственно возможным ее исходом. Разрушительная мощь революции может быть беспощадной к социальным достижениям. Но это никогда не останавливало амбиции элит.

Да, homo sapiens – это «константа», и ему никогда не суждено превзойти машину. И всё же, в «системе революционных уравнений» homo – самая важная константа. Исключительно важная.

Ведь именно от homo, от тебя и меня зависит, каким будет итоговое решение из множества возможных.

Если революцию нельзя остановить - то стоит ее возглавить.

Ведь мы же хотим изменить жизнь к лучшему?




Κυβέρνησος ἐσχατιαί / Горизонты управления
[Список статей цикла]

  1. Стать #хэштегом

  2. Титаны эпохи

  3. Их мир

  4. Виртуальная свобода

  5. "Если знаешь место боя..."

  6. Декомпиляция Матрицы

  7. Дочери офицеров против Исламского Халифата

  8. Как "Искренний голос" стал еще искреннее

  9. Уничтожая доверие

  10. Силы финансового притяжения

  11. "А зачем им деньги?.."

  12. Свет на дне колодца

  13. Кролики голосуют за Дарта Вейдера!

  14. Объединяй и властвуй

  15. Кто победит Катю Андрееву?

  16. Высшая ценность

  17. В погоне за устойчивостью

  18. Вавилонская Башня 2.0

  19. Размерность имеет значение!

  20. Знание победит

  21. Электронная Немезида

  22. Обреченный быть константой

  23. Инженерия человеческих душ



  24. Фактор страха

  25. Гипнотическая улыбка капитализма

  26. Утро, XXI век

  27. Баттлы по фактам в эпоху Веб 3.0

  28. Плод раздора, плод надежды

Tags: #футурология, #хэштегом, институты, интернет, политика, социодинамика, технологии, тоталитаризм, элита
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments