giovanni1313 (giovanni1313) wrote,
giovanni1313
giovanni1313

Category:

Ливия, нефть

Важнейшие для рынка нефти события сейчас разворачиваются на политическом поле Ливии.

Еще в начале прошлой недели из Триполи доносились угрожающие заявления. Глава местного правительства и связанные с ним военные группировки обещали «теплый» (даже горячий) прием своим конкурентам из Правительства национального единства (оно же – Президентский Совет), если те посмеют сунуться в столицу. Встретить обещали огнем из всех калибров и систем реактивного вооружения. В районе аэропорта по подлетающим самолетам отрабатывала зенитная артиллерия, к счастью, пилоты не искушали судьбу и спешили развернуться обратно.

Если у Президентского Совета и были планы добраться в Триполи по воздуху, их пришлось оставить. Был выбран более надежный путь. Помолясь Аллаху, семеро членов Совета покинули уютную тунисскую гостиницу и под покровом ночи отправились в морское путешествие на родину (которой Правительство национального единства не видело уже несколько месяцев). На подходе к Триполи Совет перебрался на несколько катеров и около 2 часов дня 30 марта высадился десантом в военно-морской базе Триполи.

Военно-морская база сопротивления не оказала (Аллаху акбар!). Напротив, базу контролировали дружественные Совету группировки, которые и встали на охрану легитимного правительства от нелегитимного.

Нелегитимное правительство поначалу грозилось раздавить оппозицию. Но по мере того, как все больше военных группировок признавали авторитет Президентского Совета, обнажая неспособность триполийского правительства контролировать ситуацию, воинственный пыл последнего сошел на нет. Санкции, введенные Евросоюзом против нелегитимного премьер-министра, тоже не способствовали боевому настрою. Премьер-министр фактически сдался, запросив урегулирование путем переговоров. Предметом которых, видимо, будет «амнистия» капиталов, нажитых непосильным трудом триполийских властей.

Кстати, о санкциях. Некоторые читатели будут шокированы, узнав, что Европейский Союз вводит их не только против таких злодеев галактического масштаба, как Рамзан Кадыров и Иосиф Кобзон, но и против самых что ни на есть демократических институтов! Акила Салех, спикер международно признанного парламента, удостоился чести попасть в «черный список» ЕС.

Причина? Парламент не принял предложенный Президентским Советом состав кабинета министров. Чем вызвал неудовольствие главы ливийской миссии ООН Л. Бернардиньо. «Парламент – не место для дискуссий!» Тут, понимаешь, стараются для этих неграмотных дикарей, Правительство национального единства для них придумали – а они еще кочевряжатся! Какая еще, на … , легитимность? Здесь ООН решает, кто легитимный, а кто нет!

Поскольку Президентский Совет всё-таки ступил на ливийскую землю, тихий трансфер легитимности к новому органу можно считать свершившимся. Парламент пока сохраняет свой статус, но вполне может его лишиться в ближайшее время. О чем чуть ниже.

До определенного момента события развивались хоть и неожиданно, но не выходили за рамки внутренних последствий. Обычные будни failed state. Однако практически одна за другой пришли две новости, которые могут означать большие изменения в ливийской торговле нефтью.

Сначала Petroleum Facilities Guard («Охрана нефтяных производств», PFG) объявила о том, что собирается открыть три морских терминала для отгрузки нефти. PFG вышла из-под контроля правительства в Триполи в августе 2013. С этого времени и по сей день она контролирует три нефтеотгрузочных терминала на востоке страны: Эс-Сидр, Рас-Лануф и Зутина. С незначительными перерывами, всё это время поставки нефти из этих портов блокировались. Сначала - PFG, затем – береговой охраной Триполи (чтобы не допустить независимой продажи нефти).

Теперь PFG заявила о готовности работать с Президентским Советом (который на момент заявления находился в Ливии уже целых 2 дня). По сути, Президентскому Совету удалось достичь того, чего два с половиной года не удавалось добиться правительству в Триполи.

Вторая новость – ливийская Государственная Нефтяная Корпорация (National Oil Corporation, NOC) также объявила о подчинении Президентскому Совету. Таким образом, Президентский Совет уже включил в свою сферу влияния значительную часть юридических и физических нефтяных активов страны. А большего, честно говоря, от него никто не требует (да и от самой страны уже осталось немного).

Итак, за несколько дней Президентскому Совету удалось подчинить себе очень важные объекты. В чем секрет успеха этих людей? Большой авторитет? Энергичность? Может, просто удача?

Без удачи не обошлось, наверное. Но я бы указал в другую сторону. Кто активнее всего продвигал новое правительство, вел переговоры с разными фигурами и группировками, кто стоял за «подготовкой почвы» для прихода Президентского Совета? Да ведь это наш старый знакомый, Саддек Омар эль-Кабер! Эль-Кабер – не последний человек в финансовом мире лондонского Сити, хороший приятель министра финансов США Джека Лью, рукопожатная персона в американском истеблишменте, вхожая во многие кабинеты высокопоставленных политиков.

В общем, вопросы о том, как в политическом хаосе Ливии эль-Каберу удавалось бессменно возглавлять ЦБ Ливии с 2011 года, несмотря на раскол страны, утрату легитимности триполийским правительством и признание Международным Валютным Фондом конкурирующего ЦБ в Тобруке, должны отпасть сами собой. Надо отдать эль-Каберу должное – с задачей подготовки к приходу Президентского Совета он справился очень хорошо. Речь не только об объединении формальных организаций под эгидой Совета – нужно было обеспечить и лояльность вооруженных формирований, поскольку именно они и являются решающим фактором успеха в ливийской политике.

Всё ли идет по плану друзей эль-Кабера? Увы, нет. Давайте обратимся к положению в восточном регионе страны, Киренаике.

Недовольство Запада и ливийского парламента является взаимным. В начале года сохранялись иллюзии демократии – что Президентский Совет в результате переговоров всё-таки представит кабинет министров, который удовлетворит обе стороны. Реальность показала, что Совет (и ООН) буквально вырывают власть из рук парламента, еще недавно обласканного международным признанием.

Решительности на востоке побольше, чем в Триполи. «Подсанкционный» А. Салех на конференции единомышленников заявил, что в случае игнорирования парламента Киренаика поднимет вопрос о сецессии. Более громкий провал Правительства «национального единства» было бы трудно представить.

Кстати, выше я говорил, что только семь членов Президентского Совета прибыло в Триполи. Где же еще двое? Известно, что как минимум один – заместитель председателя Али Гатрани – принимал участие в «сепаратистской» конференции. «Единство», да. Зато Совбез ООН поспешил «приветствовать» приезд нового правительства в столицу…

Пока сепаратистские угрозы выглядят скорее попыткой занять более сильную позицию в предстоящем торге о принципах федерализации. Настоящим же яблоком раздора между западом и востоком является фигура генерала Халифы Хифтера. Тобрук видит Хифтера и ливийскую армию как опору государственной власти, и не намерен отказываться от этой опоры. Киренаика вполне разумно полагает, что нынешняя ситуация, когда Президентский Совет «охраняют» разношерстные парамилитарные группировки, приведет к той же политической импотенции нового правительства, которая остается характерной для пост-революционной Ливии.

Триполи (и Запад в широком смысле) буквально боится Хифтера. Для них это потенциально новый Каддафи, и такой сценарий они хотят исключить любой ценой. Кроме того, фигура Хифтера является неприемлемой для большинства исламистских вооруженных формирований, на зыбкой лояльности которых сейчас и держится власть Президентского Совета.

Теперь вернемся к теме нефти. Союз лидера PFG И. аль-Джазрана с Президентским Советом потенциально означает ввод в действие нефтеотгрузочных терминалов совокупной мощностью 700 тыс. баррелей в день.

Почему потенциально? Ну, во-первых, серьезных отгрузок с терминалов не было уже полтора года. За это время и техника могла испортиться, и люди – разбежаться, а кое-что бравые ребятки аль-Джазрана могли и вовсе утащить на цветмет. В тех же стычках с Исламским Халифатом сгорело 7 танков для хранения нефти.

Но самая серьезная угроза – это действия тобрукского правительства. Именно оно обладает наилучшими способностями контролировать нефтеносные месторождения. И, при его желании, добыча в этих районах может так и не начаться.

Пойдет ли оно на такой шаг? Я бы пока оцениваю эту вероятность как не слишком высокую. Пока парламент в своей борьбе за политическую власть опирался на дипломатические методы, апеллируя к международному сообществу. Существует риск открытой конфронтации, которой восток пока старался избегать. Однако здесь есть возможность действовать непрямыми методами – в Ливии достаточно группировок и организаций, способных "своими" силами достичь этих задач.

Здесь неожиданно выглядит фактор Исламского Халифата. Салафиты не прекращают свои атаки на нефтяную инфраструктуру страны. Очевидно, что месторождениям нужно обеспечивать серьезную защиту. Другими словами, в нефтеносных районах необходимо дислоцировать большое количество вооруженных формирований – и от того, чьи это будут формирования, зависит возможность осуществлять добычу.

Присутствие Халифата явно будет доставлять немало проблем и повлияет на скорость разворачивания добычи. Отметим, что без компромисса между Президентским Советом и парламентом проведение операции НАТО против салафитов выглядит маловероятно. Но давление, которое Запад прилагает к ливийским сторонам, весьма осязаемо. Нет сомнений, что ситуация разрешится объединением под властью Президентского Совета, вопрос лишь в сроках. Для меня столь быстрый успех нового правительства был неожиданным. Вполне возможны и дальнейшие сюрпризы в продвижении влияния Совета.

Объединение Ливии, таким образом, является очень позитивным с точки зрения возможностей увеличить нефтедобычу.

Дополнительные объемы нефти на рынок могут прийти уже через месяц-два. Конечно, речь не идет о 700 тыс. б/д. Однако и эта цифра является достижимой до конца года – хотя и при очень благоприятном сценарии развития событий.

В настоящее время Short-term Energy Outlook американского Агентства по энергетической информации не предполагает увеличения предложения нефти из Африки во 2 квартале 2016 по сравнению с 2015. В 3 квартале прогнозируется рост лишь на 50 тыс. б/д. Глобальный избыток предложения над спросом во 2 квартале составит 2,2 млн. барр./день, в 3-ем - 1,2 млн. б/д.

В заключение отметим, что возможный «триумф» Президентского Совета лишь возвращает ситуацию в 2012-2013 гг., со всеми “прелестями” failed state и беспомощностью власти. Ситуация будет лишь чуть-чуть устойчивей за счет того, что всем надоел период двоевластия и саботажа поставок нефти, от которых зависит благосостояние страны. Разумеется, это ни в коем случае не является страховкой от дальнейших политических кризисов.

Ближайший из которых может возникнуть уже совсем скоро в связи с написанием Конституции страны. Насколько я понимаю, рабочая группа (сейчас в Омане) никак не связана ни с Президентским Советом, ни с ООН…
Tags: failed state, Ливия, демократия, нефть, онолитека, политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments