giovanni1313 (giovanni1313) wrote,
giovanni1313
giovanni1313

Category:

Кто победит Катю Андрееву?

Внимательно посмотрите на этот график и ответьте на один простой вопрос:



Всё ли в порядке в России с новостными предпочтениями?

Некоторые «горячие головы», проживающие западнее российской границы, поспешат ответить на этот вопрос категорическим «НЕТ!». И предложат развернутую аргументацию, содержащую такие пункты, как «вата», «Путин», «Киселев» и даже «монголо-кацапский рабский менталитет».

В самом деле, количество активных пользователей, регулярно пользующихся интернетом, в России выросло в 2014 по сравнению с 2011 в два раза. И если в конце 2011 страна проявляла немалую гражданскую активность, три года спустя ситуация на этом фронте была весьма унылой. Не видно и подвижек к лучшему.

Неужели наши расово полноценные братья-славяне правы? Давайте не будем торопиться с выводами. Конечно, их аргументы звучат весьма убедительно. Но даже беглый взгляд на аналогичные опросы в иных, более «правильных» странах, не исключая и саму Украину, показывают схожую картину. Да что там, посмотрите хотя бы на результаты для образцовой демократии – Соединенных Штатов:


(кликабельно)

Мораль: мы такие разные, но всех нас объединяет любовь к говорящим головам из зомбоящика. Но сказка на этом не заканчивается. Сказка только начинается. В самом деле, разве это справедливо? Интернет – великое изобретение человечества, стоящее в одном ряду с письменностью, и тут он проигрывает по всем статьям какой-то Екатерине Андреевой!

1f0rowkk5zwe
Это всё от бессильной злобы…

Впрочем, эта глобальная битва «нового цифрового мира» со старым, «теплым» и «ламповым», еще далека от завершения. И для того, чтобы оценить, куда в конечном итоге склонится чаша весов и когда именно, стоит посмотреть, чему мы обязаны сегодняшним положением дел.

Во-первых, конечно, низким распространением Интернета. Все эти цифры двукратного роста пользователей звучат впечатляюще, но даже с таким показателем Интернет по охвату находится очень далеко от телевидения. Доля лиц, хотя бы несколько раз в неделю пользующихся Интернетом, в марте 2014 в России составляла 57%. А ведь при более редком использовании о важности в качестве именно источника новостей говорить не приходится. 32% россиян вообще не пользовались Интернетом. Разумеется, с таким проникновением Интернет даже теоретически не может приблизиться к 85% доле получающих новости из ТВ.

Мы можем сравнить российские показатели с американскими и европейскими для 2011 г. Благо пользование Интернетом в США и ЕС в то время практически совпадало: 56% пользовалось Сетью практически ежедневно (42% в РФ); 68% в ЕС и 73% в США - не реже 1 раза в неделю (62% в РФ). На сводной диаграмме по Европе мы бы оказались рядом с Литвой и Эстонией – вполне закономерно:

4
Исходя из диаграммы, можно прикинуть средний прирост этой доли за год – для нашего уровня это +4% - +6%.

Однако, несмотря на более зрелый уровень США, изменение медиа-предпочтений в Штатах с 2011 по 2013 не выходит за пределы ошибки выборки:

3
Хотя и отрицать растущую значимость Сети как источника новостей тоже нельзя. Она, значимость, растет, но растет весьма медленно – медленнее, чем распространяется Сеть. Было бы неправильно сводить низкое влияние Сети только к недостаточному ее проникновению. Впрочем, даже тогда нам пришлось бы выяснять, почему люди не хотят пользоваться Интернетом.

Казалось бы, есть целые поколения, которые не просто хотят – но и очень активно пользуются Сетью. На Западе существует термин «digital native», обозначающий человека, родившегося и выросшего в цифровой среде. Разве они тоже предпочтут дурман зомбоящика абсолютной свободе своей цифровой стихии?
Предпочтут, и с удовольствием! Посмотрим на данные по США:

fk3c6e58uui2hqr8hfkgtq
Молодежь полагается на Интернет не больше, чем люди среднего возраста. В обоих возрастных группах телевидение с большим отрывом опережает Сеть. Парадоксально, но Всемирная информационная сеть не то что не превосходит – она даже не может конкурировать с ТВ в распространении общественно значимой информации.

Большая часть пользователей Сети попросту не воспринимает ее как источник новостей. В России в 2014 34% пользователей заходили в Интернет с этой целью. Сопоставим эту долю с цифрами по регулярному использованию Сети – и в итоге получим лишь небольшой процент взрослого населения. Безусловно, это растущий процент. Но растет он не так быстро, чтобы можно было говорить о каких-то кардинальных изменениях:

5
Здесь стоит обратить внимание на такую важную вещь, как доверие. Особенно важную в российских условиях, где большинство СМИ игнорирует принцип беспристрастности в освещении событий.
То есть интернет-источники тоже могут игнорировать принцип беспристрастности, но количество точек зрения, с которых они его игнорируют, в Сети в любом случае намного больше. Тем не менее, среди активных интернет-пользователей Екатерина Андреева обладает не меньшим авторитетом, чем все вместе взятые интернет-проекты:

6

И это любопытно. Хотя бы в силу разнообразия позиций интернет-источников, в силу потенциальной глубины освоения отдельно взятой новости, а также специфики российского медиа-ландшафта Рунет предоставляет гораздо более объективную информацию, чем ТВ. Но объективность не трансформируется в доверие!

Причем нам сложно сослаться, допустим, на общее низкое качество информации в Сети. Формулировка вопроса, который задавался респондентам, касается только «новостных, информационных сайтов». Которые, на мой взгляд, работают достаточно профессионально – по крайней мере, на уровне традиционных СМИ. То есть речь не идет о блогосфере, соцсетях, форумах и пр., где, понятно, качественного новостного контента ожидать не приходится.

Более того, весь контент телевизионных каналов доступен в Сети – но никак не наоборот. Следовательно, нам стоит рассматривать этот предмет не только с позиции разницы в контенте, предлагаемого ТВ и Сетью, но и в первую очередь с позиции различий самих платформ, медиа, в которых потребляется новостной контент.

А различия эти носят фундаментальный характер. По сути, мы задаем вопрос: нужна ли в распространении общественно значимой информации интерактивность? Наличие множества источников? Структурированность и глубина, когда ты можешь в один клик перейти на иной, более полный уровень информированности? Нужны ли они самим потребителям информации на практике – потому что понятно, что с теоретических позиций всё это вещи очень хорошие.

ТВ, в свою очередь, может предложить нам пассивность и редакционный принцип отбора контента. Последнее – в принципе тоже хорошая штука, но… Всё опять упирается в ту самую модель потребления, единственно возможную утопию, а в конечном итоге – в человеческую лень.

Либо ты активно ищешь интересующую тебя точку зрения, анализируешь мнения других и сам формулируешь свое отношение к событию – либо верх берет лень. Либо ты сравниваешь разные версии и трактовки, ищешь отличия и выстраиваешь свою, более полную картину мира – либо верх берет лень. К слову, в данном случае лень берет верх практически всегда. Ценность информации прямо пропорциональна ее уникальности, и воспринимать снова и снова один и тот же сюжет, отличающийся лишь нюансами – очень утомительное занятие для любого человека. Наконец, либо ты сам выясняешь контекст события – либо контекст задается сверху. А проблема в том, что контекст зачастую более важен, чем само событие.

В то время как Интернет – более эффективная и удобная платформа для распространения новостей, ТВ является более эффективной и удобной (легкой, необременительной) платформой для восприятия новостей. Телевидение лишено того громадного спектра возможностей, которые предоставляет Сеть. Но эти возможности в лучшем случае лишь не мешают восприятию. Более того, в рамках сегодняшних технических возможностей сложно представить себе какие-то новшества, способные качественно изменить восприятие новостей в Интернете (впрочем, как и для ТВ).

Но мы должны принимать в расчет и разницу в накопленном опыте по созданию новостей между ТВ и Интернетом. Первое уже к концу 1950-ых стало важнейшей медиа-платформой в Соединенных Штатах. Говорить о возникновении новостной индустрии в Сети можно, только начиная с середины 1990-ых. При этом неразвитость инфраструктуры ограничивала формат контента в Вебе 1.0. Та же история успеха YouTube была бы невозможна ранее 2006. Дмитрий Киселев «стоит на плечах гигантов» – целых поколений ньюсмейкеров телевидения. Достаточно ли Сети 9 лет, чтобы вырастить своих гигантов? Достаточно ли 20 лет?

Видимо, нет. Хотя бы потому, что «гиганты» все еще растут, прямо на наших глазах, и масштаб изменений, происходящих в новостной сфере Сети, на многие порядки превосходит размеренную эволюцию ТВ. Меняется не просто влияние тех или иных медиа-корпораций – меняются механизмы распространения новостей, меняется сама модель нахождения и следования за новостями, коренным образом меняются возможности взаимодействия с новостями, меняются сила и форма общественной реакции.

И «гигантам» есть куда расти. Где находится «потолок» - еще непонятно, настолько широкие и разнообразные возможности предоставляет Сеть, и настолько слабо мы сейчас владеем этим потенциалом.

Тем не менее, уже сейчас веб-«гиганты» выглядят настолько внушительно, что могут свысока смотреть и на крупнейшие традиционные СМИ. И во многом такая ситуация обусловлена еще одним парадоксом. Несмотря на абсолютную открытость и равенство, присущие Сети, уже давно мы видим в ней сверхконцентрацию в сфере обработки и предоставления информации. Такие организации, как Google (которому принадлежит и Youtube), Facebook, в какой-то степени Twitter, за Великим китайским файрволом – Baidu и Sina Weibo, обладают колоссальными возможностями по формированию общественного мнения.

Здесь стоит сказать пару слов о возможности сравнения традиционных СМИ и таких систем, как, например, Google и Baidu. Если мы посмотрим с общих позиций, с точки зрения функциональной роли, СМИ возникли и совершенствовались как структуры по сбору открытой и ценной для общества информации, её фильтрации, обработке, и доведении до широкого круга заинтересованных потребителей. Этот же набор функций, с незначительными модификациями, выполняется и интернет-поисковиками, и соцсетями. Мы можем говорить лишь о нюансировке некоторых элементов.

Так, если раньше понятия сбора и обработки информации подразумевали создание информационного контента внутри отдельного СМИ, то теперь Сеть ориентируется на пользовательский контент (user-generated content), делегируя таким образом часть своих функций обществу. В то же время мы не можем сказать, что интернет-системы не собирают информацию. Для обеспечения своей работы поисковым роботам необходимо постоянно обновлять базы данных, а соцсетям – хранить контент, созданный пользователями. Аналогично, обработка информации носит более поверхностный характер. Она автоматизирована (и потому неглубока) и предназначена в первую очередь для внутреннего использования – в отличие от традиционных СМИ.

Мы можем рассматривать этот отказ от «привычных» функций не как слабость, а как силу информационных онлайн-систем. Поскольку этот переход скорее открывает перед ними новые возможности. Для них информационный мир Сети является родной стихией, и в этом мире функции фильтрации и предоставления контента является ключевыми. Эти функции определяют доминирующее положение таких систем в медиа-ландшафте. Такое положение вкупе с механикой работы позволяет говорить о них как об ином, новом типе средств массовой информации – мета-СМИ.

Мета-СМИ получают возможность модерировать доступ к информации. Таким образом, мы можем провести параллели с государственными системами по управлению общественным мнением, например, с нашей неформальной системой, концентрирующейся вокруг Администрации Президента. Несмотря на принципиальные различия в организации процессов, эти два вида систем объединяют функции обработки и фильтрации новостной информации. Подобно мета-СМИ, государственная система делегирует часть функций «привычным» СМИ: в данном случае это сбор информации и, самое важное, ее распространение. Однако оба вида систем обладают главенствующим положением в медиасфере. Разным является только механизм осуществления власти. В случае с условным «Кремлем» это жесткая сила, власть государства, базирующаяся на принуждении. Для мета-СМИ Интернета это технологическое доминирование, базирующееся на эффективности удовлетворения пользовательских запросов.

Аналогичный расклад мы видим и в целях функционирования двух видов систем. Для государственной системы управления общественным мнением это политические цели руководства страны. Для мета-СМИ, хотя бы в теории, это рост эффективности в предоставлении релевантной информации потребителю.

Еще одним уместным сравнением будет уже упомянутый Великий китайский файрвол. Эта система выполняет только функцию фильтрации и потому, конечно, не может быть отнесена к числу мета-СМИ. Однако ряд технологических особенностей сближает его с этой группой. Наиболее интересной и перспективной особенностью я бы назвал глубину обработки информации.

Дело в том, что системы управления общественным мнением, подобные российской, всецело опираются на человеческий труд. Как мета-СМИ, так и Великий китайский файрвол, напротив, работают прежде всего по принципу автоматизации обработки информации. Мы можем утверждать, что механизмы обработки новостной информации и повышения ее релевантности для индивидуального потребителя в настоящее время развиты очень слабо. Фактически, современные интернет-системы типа Google и Facebook в роли именно мета-СМИ находятся на очень низком уровне (с другими ролями они справляются лучше).

Чтобы стать эффективнее, им необходим серьезный технологический прогресс. И прежде всего прогресс в автоматических алгоритмах глубокой, многоуровневой обработки новостной информации. По сути, Катя Андреева так мила российскому телезрителю только потому, что стоящие за ее спиной люди работают лучше, чем работают сервера в американских дата-центрах.

Катю Андрееву и Дмитрия Киселева победит не Госдеп, не «пятая колонна» и не политзаключенные блогеры с олигархами. Их победит алгоритм. Впрочем, случится это нескоро.

Только сейчас интернет-гиганты начали предпринимать серьезные шаги по развитию проектов, ориентированных именно на новости. Любопытно, что наиболее интересные подвижки мы видим у социальных сетей. На мой взгляд, социальная сеть как платформа имеет больший потенциал в завоевании потребительской аудитории. В первую очередь потому, что она предлагает сильно персонализированный контент. Персонализированный, субъективный подход к Сети вполне согласуется и с перспективными принципами Веба 3.0. Стандартные интернет-поисковики, напротив, работают по принципу «обобщения» и не могут подобрать настолько подходящий контент для индивидуального пользователя. Наконец, в отличие от интернет-поисковиков, соцсети обладают большей интерактивностью и коммуникационным потенциалом.

Вероятно, этими свойствами социальных сетей можно объяснить быстрый рост их популярности в качестве источника новостей. Взяв в качестве иллюстрации более зрелую американскую аудиторию, мы увидим, что уже в марте 2015 и в Facebook, и в Twitter 63% участников использовали эти сети, чтобы узнать о новостях. Тем не менее, проблема неэффективности в обработке информации справедлива и для социальных сетей. Мы видим, что важность этого источника для аудитории невысокая:

PJ_2015.07.14_Twitter-and-News_11
Несмотря на то, что использование Фейсбука в качестве новостного источника растет, доля пользователей, считающих его самым важным средством получения новостей, за два года не изменилась. Очевидно, что увеличение роли соцсети требует принципиальных улучшений в механизме ее работы.

Мы видим в том числе и рост негативного отношения к контенту, который предоставляет Фейсбук – главным образом, контенту, не связанному с новостями, тем не менее, это не способствует укреплению платформы. По сути, проблема с контентом любого типа – его низкое качество. Однако в случае с новостями возникает серьезнейший вопрос, касающийся уровня доверия к информации. Согласно недавно проведенному в США опросу, лишь 15% взрослых, получающих новости из соцсетей, доверяют им в значительной степени.

В этой связи заслуживает внимания запуск Твиттером нового проекта – «Moments». Твиттер решил пойти не по пути автоматизации и алгоритмов, а, напротив, по проторенной дороге «человеческого» редактирования. Ничего плохо в этом, конечно, нет. Более того, можно предположить, что «гибридный» подход, сочетающий работу редакторов-людей и автоматическую обработку массивов информации, позволит объединить достоинства того и другого методов. В то же время уповать исключительно на «человеческий» фактор нельзя. Я не зря подчеркиваю важность персонализированного подхода к выдаче контента. Задачу по персонализации невозможно решить только человеческими силами. Таким образом, совершенствование автоматической обработки информации остается ключевым моментом в развитии мета-СМИ.

Мы должны упомянуть и такую важную черту соцсетей, как случайное потребление новостей. Дело в том, что для традиционных СМИ характерна структурированная подача новостей. Если это печатные издания, новости занимают весь их объем либо же выделенные полосы. Если это радио или ТВ, новости выделяются в отдельные блоки, как правило, идущие строго в определенное время. В ленте соцсетей отдельные новости встречаются посреди развлекательного контента, личной информации и иных типов сообщений. Это обуславливает особое восприятие новостей в социальных медиа, отличное от привычных паттернов получения новостей в традиционных СМИ.

Такая спонтанность накладывает свой отпечаток. Во-первых, случайное потребление ограничивает возможности по построению контекста вокруг новости. Во-вторых, смещается отношение к новости – в сторону «наименьшего общего знаменателя». От серьезности – к игре.

5964832054_720238ee17_z
А социальные сети – еще серьезнее!

Это возвращает нас к проблемам пассивности. Анализ других мнений и формулирование собственного? Редко совместимо с игровым поведением. Синтез разных точек зрения? Вряд ли привлекательно. Выяснение контекста? Здесь да, вполне возможно – но не во всех случаях. В большой степени всё опять скатывается к драматизации.

Однако посмотрим на это с другой стороны. Хорошо, мы, активные интернет-пользователи, прикладываем большие усилия, чтобы улучшить свою информационную картину мира, и гордимся этим перед «ТВ-быдлом». По сути же эти немалые затраты времени и сил можно объяснить только одним: современные мета-СМИ Сети невразумительны в выполнении задач, перечисленных в предыдущем абзаце.

В конце концов, лень – двигатель прогресса. И мы вправе ожидать прогресс в эффективности мета-СМИ. Потому что если что-то и оправдывает их существование, то это анализ точек зрения разных источников, построение цельной картины мира и предоставление наиболее полного контекста. Причем делать это надо в удобной для понимания форме. Мета-СМИ должны быть чем-то большим, чем просто сумма всех попадающих в их поле зрения источников.

Итак, приоритет остается за увеличением глубины обработки информации. И с увеличением глубины мета-СМИ всё больше приобретают авторские, творческие черты, тесня традиционные СМИ на этом фронте. Если создание контекста раньше было прерогативой редакций, то в будущем компиляцией займутся и мета-СМИ. Можно сказать, что на этом этапе их влияние только усилится.

При этом мета-СМИ не будут автономными субъектами. Находясь на вершине информационной пирамиды, они вынуждены полагаться на непрерывный поток информации, генерируемый традиционными масс-медиа и индивидуальными источниками. Новая система будет сложнее старой – как и положено более развитой системе.

Однако есть у этой пирамиды и слабое звено. Финансовое. Как известно, Сеть стирает коммуникационные барьеры. Проблема в том, что коммуникационные барьеры в прошлом позволяли некоторым организациям хорошо зарабатывать. Среди этих организаций – и доцифровые СМИ.

Мета-СМИ на достаточно высоком уровне развития способны очень сильно ограничить аудиторию обычных масс-медиа. Причем вполне по рыночным причинам – предоставляя более полезный контент. Однако для обычных масс-медиа доходы напрямую зависят от размера аудитории.

Так, в этом году рекламные доходы Google составят свыше 60 млрд. долл. – больше, чем совокупные доходы всей американской прессы и телевидения. При том, что Google НЕ производит своего контента! Более того, расходы на создание качественного (с технической, а не с содержательной точки зрения) контента в дальнейшем будут расти.

С другой стороны, у традиционных СМИ растет такой конкурент, как гражданская (любительская, неформальная) журналистика. Последней не страшна никакая ценовая конкуренция. Однако качество контента, который она генерирует, вполне «соответствует цене». Зато армия «свободных» журналистов сильна своим количеством.

Перевести «количество» гражданской журналистики в «качество» - вот одна из нетривиальных задач, которые стоят перед мета-СМИ. Сегодня именно преобладание «любителей» даёт такие низкие уровни доверия к новостям в социальных сетях. Но если эти платформы найдут действенные способы компиляции, актуализации и контекстуализации индивидуальных источников, продвигая этот продукт под своим именем, доверие к такому продукту обязательно вырастет.

Нам остается надеяться, что возможности мета-СМИ по качественному усовершенствованию контента будут расти быстрее, чем будут падать финансовые возможности традиционных медиа по производству качественного контента. Впрочем, здесь нельзя винить только мета-СМИ. Технические возможности по блокировке рекламы в Интернете не оставляют шансов традиционной бизнес-модели средств массовой информации.

Хотя это одно из проявлений ликвидации коммуникационных барьеров. Ведь рекламный баннер можно рассматривать и как барьер между человеком и информацией, которую ему хочется увидеть на веб-странице.

На барьерах легко зарабатывать. Зарабатывать на информационной открытости гораздо сложнее.

Причем неважно, что именно зарабатывать – рубли, доллары или политический капитал. Для кого-то другого.

Время показывает необходимость смены бизнес-модели.

Время показывает. Правда, Катя?





Κυβέρνησος ἐσχατιαί / Горизонты управления
[Список статей цикла]

  1. Стать #хэштегом

  2. Титаны эпохи

  3. Их мир

  4. Виртуальная свобода

  5. "Если знаешь место боя..."

  6. Декомпиляция Матрицы

  7. Дочери офицеров против Исламского Халифата

  8. Как "Искренний голос" стал еще искреннее

  9. Уничтожая доверие

  10. Силы финансового притяжения

  11. "А зачем им деньги?.."

  12. Свет на дне колодца

  13. Кролики голосуют за Дарта Вейдера!

  14. Объединяй и властвуй

  15. Кто победит Катю Андрееву?

  16. Высшая ценность

  17. В погоне за устойчивостью

  18. Вавилонская Башня 2.0

  19. Размерность имеет значение!

  20. Знание победит

  21. Электронная Немезида

  22. Обреченный быть константой

  23. Инженерия человеческих душ



  24. Фактор страха

  25. Гипнотическая улыбка капитализма

  26. Утро, XXI век

  27. Баттлы по фактам в эпоху Веб 3.0

  28. Плод раздора, плод надежды

Tags: #хэштегом, демократия, институты, интернет, медиа, политика, прогнозирование, технологии
Subscribe

  • Суверенное развитие и его издержки

    Очередной госпроект развития электротранспорта в России разделяет электромобили на 2 сорта, по национальному признаку. Электромобилям…

  • Когда ждать дешевых электромобилей?

    Крупные автоконцерны недавно сделали несколько анонсов, посвященных своим электромобильным планам. Вместе они рисуют интересную картину,…

  • "И так сойдёт!.."

    «Блумберг» опубликовал расследование о работе алгоритмов по управлению персоналом ”Flex”, уберизованной службы доставки…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment