giovanni1313 (giovanni1313) wrote,
giovanni1313
giovanni1313

Categories:

Будни failed state. Часть 1.

failed state (англ.) – «конченое» государство.

Если вы подумали, что этот пост про Украину, то, в принципе, ошиблись ненамного. Потому что пост про Ливию, но заметить многие и многие параллели не составит особого труда. А через год параллелей наверняка будет еще больше. К сожалению.

Краткое содержание предыдущих событий. К 2011 году Ливия была одной из наиболее богатых стран Африки. Средняя зарплата была около 1000 долларов. Одна беда – «злочинна влада» погрязла в тотальной коррупции, а «кровавый тиран» Каддафи мало того что не был избран ливийцами четыре года назад, так еще и полномочия у него через год не заканчивались… «Кровавый тиран» не желал проводить демократические преобразования и нагло попирал европейские ценности. Впрочем, до поры до времени Запад «с чувством глубокого удовлетворения» поддерживал режим Каддафи. Ибо демократия – демократией, а нефть – она всегда нефть.

15 февраля 2011 в Бенгази несколько сотен человек вышли к правительственным зданиям протестовать против недавнего ареста одного из политических активистов. «Мирные митингувальники» жгли машины и забрасывала булыжниками и «коктейлями Молотова» силы правопорядка. Толпа скандировала либеральные лозунги: «Нет Бога, кроме Аллаха» и (внимание, европейские ценности!) «Коррупция неугодна Богу». В результате мирной акции несколько десятков человек пострадало, в основном – сотрудники правопорядка.
Через пару дней массовые беспорядки распространились на многие города Киренаики и запада страны. Началась стрельба по протестующим, грабежи официальных учреждений, поджоги. На сторону протестующих перешли некоторые силовые подразделения. Мятежники получили доступ к оружейным складам.

«На Ближнем Востоке оппозиция отличается от оппозиции в развитых странах. В наших странах оппозиция принимает вид взрывов, покушений, убийств».
М. Каддафи.

К началу марта действия правительства и оппозиции окончательно приняли характер военных. Незадолго до этого Запад объявил о полной поддержке мятежников.

«Мы будем готовы предложить со стороны США любую форму поддержки, которую кто-либо пожелает».
Х. Клинтон.

Поддержка в итоге оказалась довольно весомой. Вооруженные действия в Ливии продолжались до осени 2011. Итог революции: около 25 000 погибших, разрушенная экономика. И failed state в границах бывшей Джамахирии.

Аккурат под окончание боевых действий в Триполи нанесла дружественный визит госсекретарь США Х. Клинтон. К сожалению, я не нашел фото, на каком именно месте сидела госсекретарь во время встречи с Переходным Советом. Госпожа Клинтон пообещала ливийским коллегам всестороннее сотрудничество и финансовую помощь.

«Это победа Ливии, и будущее принадлежит вам»
Х. Клинтон.

Будущее failed state непредсказуемо и по большей части безрадостно. В середине 2012 страна провела выборы, по итогам которых был сформирован временный парламент страны. Вялотекущая радикализация, вялотекущее насилие и вялотекущий хаос продолжались своим чередом. События приняли интересный оборот в середине прошлого года, чему я посвятил пару постов.

Дело в том, что и до революции экономика Ливии не отличалась особой диверсифицированностью. Война же и вовсе мало оставила от былых достижений. Но одна отрасль – главная отрасль – практически не пострадала. Речь, конечно, о нефти и газе. Обе воюющие стороны понимали, что нефть – это основа будущего существования страны. Главный приз. Слишком дорогой приз.
И у победивших революционеров на что-то большее, чем нефть, не было сил (возможностей, порядка). Фактически, в постреволюционной Ливии государство существовало только в виде нефтегазового сектора. Вне нефтегаза государства не было, были населенные homo sapiens территории, находящиеся в состоянии хаоса. Туда, в этот хаос, правительство направляло вырученные за нефть деньги со светлой верой, что ситуация когда-то изменится к лучшему.
Разумеется, никто не отказывает новым ливийским властям в здравом смысле. Помимо светлой веры в «будущее, которое принадлежит вам», они прекрасно понимали важность силового обеспечения нефтедобычи. Для этих целей была организована «Охрана нефтяных производств» («Petroleum Facilities Guard», PFG) – еще одно военизированное подразделение, которых на территории failed state всегда возникает великое множество. Поскольку численность подразделения должна была составить несколько тысяч человек, единственным реально возможным способом укомплектования PFG стало объединение под этой вывеской уже имеющихся парамилитарных групп – остатков «революционной» армии. Естественно, подразделения PFG набирались из местных. И естественно, что для достижения хоть какой-то управляемости командовать этими подразделениями «назначались» фактические лидеры парамилитарных отрядов.

Управляемость была, мягко говоря, слабой, но тем не менее схема проработала почти год. Пока в один прекрасный момент господин Ибрагим Саид аль-Джазран не решил, что роль командира одного из территориальных подразделений PFG – чересчур мала для его выдающейся личности. Господин аль-Джазран родом из г. Адждабия, Киренаика. В зону его ответственности входила охрана 5 нефтеотгрузочных терминалов на востоке страны. Через которые Ливия экспортировала почти 70% нефти. Другими словами, в руках у аль-Джазрана было 70% ливийского государства – а это, согласитесь, совсем другой расклад!


Схема нефтегазового комплекса Ливии (кликабельно)

Для начала аль-Джазран приказал своим ребятам запретить отгрузку нефти. Чтобы, так сказать, продемонстрировать, кто в государстве хозяин. Ну, не во всем государстве – как стало ясно позже, аль-Джазран претендует только на 70%, а именно – Киренаику. Failed state – они такие, только с виду «одни, едины и соборны», а на самом деле легко делятся в любых пропорциях… Господин аль-Джазран обвинил правительство страны в коррупции («Не за это мы стояли…») и некомпетентности. И объявил, что его цель - автономная федеральная провинция Киренаика в составе Ливийской Республики.

«С того времени, как произошла революция, все рядовые ливийцы надеялись на перемены к лучшему, но вместо этого всё стало еще хуже. Мы скатываемся к местам вроде Афганистана и Сомали».
Капитан Очевидность И. С. аль-Джазран.

Впрочем, никто особо не скрывал, что всё затевается ради перераспределения доходов от торговли нефтью. Тут необходимо заметить, что, несмотря на силовую импотенцию тогдашнего премьер-министра А. Зейдана, доходы от нефти между многочисленными кланами Триполитании и востока страны он умудрялся распределять более-менее равномерно. Однако стоит понимать, что нефти на востоке добывается больше, а населения там – меньше. Поэтому лозунг «Хватит кормить Триполи» был бы вполне уместен.
Вскоре после остановки терминалов аль-Джазран создал Политбюро Киренаики, встав в его главе. Политбюро подмяло под себя уже имевшиеся на тот момент на востоке непризнанные федералистские органы. Не то чтобы аль-Джазран обладал какой-то выдающейся харизмой, или харизмой обладали несколько тысяч его автоматчиков… Скорее сработали взятки и обещания будущих должностей и прочих преференций.

Официальное правительство в Триполи? У официального правительства failed state выбор всегда небольшой. Например, официальное правительство не может приказать силовым подразделениям выбить инсургентов со стратегически важных нефтяных объектов. То есть приказать оно, конечно, может, но его приказ никто не будет торопиться выполнять. Не существует в failed state понятия «защита государственных интересов». И «гражданского долга» не существует. И «обеспечения законности». Ну нет их, совсем по-другому там мотивация строится.

Мотивация там вращается вокруг гораздо более приземленных вещей. Ну хорошо, нашло бы Триполи пару тысяч бойцов, готовых провести «зачистку». Ну пять тысяч. Деньги – не проблема. Но ведь как только штурмовики начнут пальбу, сразу же со всех сторон пойдут крики о том, что правительство, дескать, развязывает бойню на Киренаике, и зачем нам нужно такое правительство... А правительство failed state всегда зиждется на очень зыбком основании, на хрупком консенсусе элит и силовых группировок. Одно слабенькое движение – и правительство слетит, слетит в мгновение ока. Правительство failed state – это саперы, которым платят не за количество обезвреженных мин, а по месячному окладу. Что бы вы делали на месте таких саперов?

«Это была не взятка, а жест доброй воли».
А. Зейдан.

Так что премьер А. Зейдан нашел еще не самое худшее (для себя) решение. Он объявил блокаду мятежных портов силами пограничного флота и штурмовой авиации. Теперь одна сторона перекрыла загрузку танкеров, покупающих нефть у Триполи, а другая сторона перекрыла подход танкерам, которые могли бы купить нефть у Адждабии. Ничья. Пользуясь спортивной терминологией, можно даже сказать, что «победила дружба» - потому что идти на открытую эскалацию Зейдан не решился. Начались переговоры с элитами на востоке страны.

Тут надо отметить, что ливийские элиты – это не столько ливийские элиты, сколько сборище местечковых элиток, которых мало интересует происходящее за пределами их города/деревушки/кочевья. Какое-то подобие национальной элиты было у Ливии до революции, после революции никакой новой национальной элиты не народилось. Расцвела пышным цветом пестрая смесь из кланов, племен, местных воротил и религиозных группировок. На востоке, где еще со времен Пятиградья сохранился особый, «либеральный» менталитет, в городской местности имеют большое влияние клановые связи. Но стоит только отъехать немного от города, и сразу увеличивается «вес» исламистских групп. Позиции вооруженных исламистов особенно сильны на западе страны, однако разные группировки зачастую настроены враждебно по отношению друг к другу. Именно факт радикальных настроений боевиков, в частности, объяснял нежелание Зейдана проводить военную операцию против федералистов: такие действия могли быть восприняты в том числе и как религиозная война, а сами события – выйти из-под контроля. Тем более сам аль-Джазран неоднократно высказывал резкие антиисламистские взгляды.

«Федерализм противоречит шариату».
Шейх С. аль-Хариани, Верховный Муфтий Ливии.

Господин аль-Джазран, к слову, - фигура непростая. Многие обстоятельства указывают на то, что это не только заурядный полевой командир, которому в руки свалился большой кус ливийских богатств. За аль-Джазраном есть серьёзные люди, и эти люди могут жить далеко за пределами ливийского failed state.

Такой любопытный фактик. Вскоре после закрытия терминалов некие партнеры федералистов обратились сразу к нескольким нефтяным компаниям и брокерам с предложением продать 7,5 миллионов бочек нефти. Сделка на 1 миллиард долларов с мятежным командиром охраны без участия влиятельных внешних сил труднопредставима, не так ли?
Или еще один момент. Бойцы непризнанной Киренаики, конечно, готовы беззаветно отдать свою жизнь за идеалы автономии, но платить им всё-таки надо. До ноября прошлого года эта проблема решалась за счет нашего искусного сапера Али Зейдана, исправно перечислявшего зарплату мятежным охранникам. Но переговоры так и не принесли результата, и премьер-министр таки решился на самый решительный, самый радикальный шаг – оторвать мятежников от титьки государственного бюджета.
Коварное решение Триполи переложило бремя финансирования на плечи аль-Джазрана. Считаем. Сам политик оценивал численность своих вооруженных сил в 20 000 человек. Смело делим это число на четыре. Каждому бойцу надо платить минимум 300 долларов в месяц, а то и больше, командирам положены надбавки. Выходит никак не меньше 2 миллионов долларов в месяц. Добавим сюда поток «благодарностей» местным старейшинам и прочим влиятельным людям...

В декабре прошлого года в этой истории у нас появляется колоритнейший персонаж – Ари Бен-Менаше. Этот человек, безусловно, достоин отдельного рассмотрения, я попытаюсь в двух словах о нем рассказать. Ари – гремучая смесь из Остапа Бендера и депутата времен лихих 1990-ых – еврей, родившийся в Иране. По молодости служил в израильской армии, на особых поручениях, но армия – самое неподходящее место для авантюристов вроде Ари. Из армии он ушел с громким скандалом и разоблачениями, и с государством Израиль тоже рассорился не на шутку, но ценные связи и опыт, приобретенные во время выполнения особых поручений, остались при нем. Сейчас Ари осел в Канаде. Нынешний род занятий Бен-Менаше хорошо описывает русский неологизм «решала». Бен-Менаше – решала глобального масштаба и широкого профиля. Он берется за самые разные задачи, от предвыборных кампаний до поставок оружия.
И, да, важный момент – услуги Бен-Менаше востребованы именно клиентами из failed states. Потому что, как вы уже поняли, у failed states своя специфика. И Ари очень хорошо ориентируется в этой специфике – как рыбка-слоник в мутных водах реки Нигер.

Итак, федералисты Киренаики обратились к Бен-Менаше с тем, чтобы тот посодействовал в международном признании правительства автономии, а также подыскал поставщиков оружия и военных советников. Кроме того, Ари пообещал аль-Джазрану найти покупателей на нефть. Нефть Киренаики.

«Пообещать – не значит жениться» - гласит пословица, и в случае с Бен-Менаше она справедлива чуть более, чем полностью. Кто бы ни порекомендовал аль-Джазрану услуги канадского решалы, должен был бы предупредить о, мягко говоря, неоднозначной репутации Бен-Менаше. «Лоббистская» деятельность Ари включает в себя столько фейлов разной степени эпичности, что любому другому человеку на его месте давно пришлось бы переквалифицироваться в управдомы. Но Ари по духу куда ближе к персонажу, которому принадлежит эта цитата…

Личность Бен-Менаше, на мой взгляд, может быть еще одним указанием на то, кем именно могут быть «авторитетные коллеги» Ибрагима аль-Джазрана. Вполне вероятно, что это люди, ранее занимавшие влиятельные посты при Каддафи и бежавшие из страны во время революции. Бен-Менаше, в свою очередь, много лет назад мог быть причастен и к торговле с Ливией в обход эмбарго, и к «деликатным» переговорам о возвращении страны в стан «угодных» Западу.

Между тем, время шло, а триполийское правительство так и не добилось значимых успехов в возобновлении экспорта нефти. Более того, ситуация только ухудшалась. Тактику аль-Джазрана перенимали все, кому не лень: местные вооруженные группы, кочевые племена, а то и просто бандиты (впрочем, провести четкие различия между всеми ними получается не всегда). В качестве целей выбирались скважины на месторождениях и задвижки нефте- и газопроводов. Добыча «черного золота» падала стремительным домкратом.



Однако понятно, что такая ситуация не могла продолжаться бесконечно. С падением экспортной выручки в пять раз государственный бюджет стал трещать по швам. Как я уже говорил, консенсус элит в failed state – вещь хрупкая, и такие суровые удары для него, как правило, фатальны. Но наш искусный сапер Зейдан чудом держался на ринге, до тех пор, пока на восьмом раунде месяце нефтяной блокады… Хотя эту остросюжетную историю лучше поведать с самого начала...

Продолжение - в следующем посте.
Tags: failed state, Ливия, вооруженные силы, демократия, нефть, политика, социодинамика
Subscribe

  • Дерзкие иллюзии

    Новая модель «Теслы» за $ 25 000 – звучит очень заманчиво. Но то, как этот автомобиль сейчас обсуждается на уровне…

  • Экспроприация с моральным превосходством

    Вдогонку к посту о высоких стандартах социалистической цензуры культуры — история, прекрасно дополняющая картину…

  • С кем вы, мастера культуры?

    Вместо экономических и технологических достижений 14-ая китайская пятилетка пока может похвастаться только крепчающим маразмом. Товарищ Си…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

  • Дерзкие иллюзии

    Новая модель «Теслы» за $ 25 000 – звучит очень заманчиво. Но то, как этот автомобиль сейчас обсуждается на уровне…

  • Экспроприация с моральным превосходством

    Вдогонку к посту о высоких стандартах социалистической цензуры культуры — история, прекрасно дополняющая картину…

  • С кем вы, мастера культуры?

    Вместо экономических и технологических достижений 14-ая китайская пятилетка пока может похвастаться только крепчающим маразмом. Товарищ Си…