giovanni1313 (giovanni1313) wrote,
giovanni1313
giovanni1313

Category:

Рабочая сила США: инвалиды

Когда речь идет о значительном падении коэффициента экономической активности населения США в ходе Великой Рецессии, очень часто идут ссылки на рост числа инвалидов в стране. Насколько убедительно это объяснение, и каков действительный вклад роста инвалидности в динамику рабочей силы США? Попробуем разобраться.

Само определение «инвалидности» трактуется в широких пределах. Каждый источник данных имеет свое определение, говорить о сопоставимости не приходится. Это сильно затрудняет работу с имеющейся информацией. Полагаю, имеет смысл посвятить пару слов основным статистическим исследованиям и критериям, которое каждое из них использует.
Оперативные данные по занятости среди инвалидов публикует на ежемесячной основе американское Бюро трудовой статистики. Используются данные Current Population Survey (CPS). Критерием инвалидности в этом исследовании является функциональное состояние индивида: трудности с восприятием (слепота, глухота и пр.), трудности с осуществлением определенных действий из-за физических или психических проблем и т.д. Наблюдения в рамках указанной методики начались с июня 2008 г.
До этого времени в рамках Current Population Survey данные выпускались на ежегодной основе с 1995 по 2008 гг. Исследование ограничивалось лицами в возрасте от 16 до 74 лет. Публикации также были посвящены теме трудовой активности. Критерии отнесения к инвалидам были существенно шире. Помимо указанного выше, достаточным было выполнение одного из следующих условий: потеря работы из-за проблем со здоровьем, вышедшие из состава рабочей силы по причине инвалидности, получение выплат по Medicare и Supplemental Security Income для лиц моложе 65 лет и Veteran Affairs disability income без ограничений по возрасту.
Еще одним источником данных является отчет Americans with Disabilities (AWD), публикуемый каждые 3-5 лет. Последние выпуски – 2010 и 2005 гг. Публикуемые расчеты достаточно подробны, однако не содержат информации по экономической активности инвалидов. Единственным наблюдаемым индикатором в сфере рынка труда является занятость. Отчет пользуется функциональными критериями при определении инвалидности, но эти критерии значительно расширены по сравнению с методикой Бюро трудовой статистики.

В качестве иллюстрации значительных различий между CPS и AWD можно привести оценки численности инвалидов на 2010-ый год. CPS насчитало 26,6 млн. инвалидов в возрасте 16 лет и старше. AWD – 51,5 млн. в возрасте 15 лет и старше. 51,5 млн. – это 21,3% населения соответствующего возраста, огромная цифра. Даже если мы ограничимся категорией «тяжелая степень инвалидности», по данным AWD все равно получается 35,7 млн. человек старше 15. Да, CPS не учитывает людей, находящихся в психиатрических диспансерах и домах престарелых. Но, конечно, это различие мало влияет на итоговую разницу в цифрах.
Для сравнения, еще один показатель – число людей, получающих государственное пособие по инвалидности – в 2010 составило чуть менее 10 млн. чел.

Нам надо определиться, как стоит трактовать фактор «инвалидности» в изменении экономической активности населения в целом. Я думаю, рост числа инвалидов в абсолютном выражении можно сразу отбросить – с аналитической точки зрения это мало о чем нам расскажет. Гораздо продуктивнее смотреть относительные показатели.

И основной особенностью в рассмотрении относительных показателей станет возраст населения. Очевидно, что чем старше человек, тем больше у него вероятность подойти под критерии инвалидности, при любой их формулировке. Проиллюстрируем это данными AWD (2010) и CPS (2006-08):
1
2
Cоответственно, при оценке фактора инвалидности возрастной профиль населения будет иметь первостепенное значение. Демографические факторы, такие, как старение населения, переход поколения «бэби-бумеров» в когорту «55-64 года», сопровождающееся резким ростом инвалидности и т. д. – все это будет определять динамику инвалидности. Это очень инертные механизмы – а значит, их влияние четко определено и спрогнозировано.

Но, помимо эволюции возрастного профиля, могут происходить изменения и в уровне инвалидности внутри каждой когорты. Может быть, именно такие изменения и стали одним из поводов для разговоров о негативном влиянии инвалидности на уровень рабочей силы?

Данные AWD показывают, что с 2005 по 2010 гг. изменения были, наоборот, позитивные. Общий уровень инвалидности, приведенный к сопоставимой возрастной структуре населения, снизился. Такая динамика соответствует прогрессу медицины в удлинении общей продолжительности человеческой жизни и периоду активности в частности.

Попытаемся определить, не ухудшилась ли динамика после 2010, на основании данных CPS. Для этого смоделируем профиль инвалидности в зависимости от возраста, пользуясь данными CPS для лиц в возрасте от 16 до 74 лет и данными AWD для лиц старше 75 лет.

По состоянию на июнь 2013 г. предлагаемая методика указывает на дальнейшее уменьшение инвалидности для сопоставимых возрастных категорий по сравнению с 2010 г. Уменьшение наблюдается как для возрастных групп с 16 до 64 лет, так и для пожилых граждан. Конечно, такие расчеты носят приблизительный характер. Но, за неимением более подробных данных, полученный результат стоит трактовать как подтверждение прогресса в увеличении продолжительности активного периода человеческой жизни.

Таким образом, основное негативное воздействие на общий уровень инвалидности определяется изменением возрастной структуры населения. Посмотрим, как могла повлиять инвалидность на уровень экономической активности населения за время, прошедшее с начала кризиса. На графике ниже изображен уровень инвалидности для двух возрастных групп по данным BLS:

4
Получается занимательная картина. В возрастной группе “16-64» уровень инвалидности в настоящее время не изменился по сравнению с 2008 г. В январе-декабре 2008 он составлял 7,62%, в мае-октябре 2013 – 7,63%. Для старшей возрастной группы (65+) он и вовсе упал (!) – с 33,2% в 2008 до 30,2% в мае-октябре 2013. Такое поведение связано с переходом отметки в 65 лет первыми когортами поколения «бэби-бумеров». В итоге возрастная структура внутри категории «65+», условно говоря, «помолодела», что и привело к снижению уровня инвалидности.
Но, даже не смотря на то, что население в возрастной группе «65+» росло гораздо быстрее, чем в группе «16-64», общий коэффициент инвалидности для граждан старше 16 лет сейчас находится ниже, чем в 2008 году:

3
Фактически, данные BLS (а это единственный доступный оперативный источник) говорят о том, что никакого увеличения уровня инвалидности по сравнению с докризисным периодом не было. А небольшое снижение этого уровня, хоть оно и не выходит за пределы стат. погрешности, могло только положительно повлиять на коэффициент участия в рабочей силе.

Как было сказано выше, BLS для определения инвалидности пользуется функциональными критериями. Это логично, поскольку именно функциональные характеристики индивида влияют и на его желание работать, и на его способность к трудовой деятельности. Но есть и иные факторы, влияющие на экономическую активность инвалидов. Речь, прежде всего, идет о государственной пенсии по инвалидности. Размер ее на исследуемом промежутке составлял порядка 1 000 долл. Это существенный источник дохода. И, как упоминалось выше, число получателей пенсии по инвалидности было в 2 с лишним раза меньше, чем число инвалидов по классификации BLS.

5
Число получателей пенсий по инвалидности стабильно росло. Прирост немного ускорился в 2009-2010, но в целом не был каким-то особенно сильным. В 2012, напротив, прирост был одним из самых низких за последнее время.
Число пенсионеров в 2008-2012 росло гораздо быстрее, чем численность инвалидов по методике BLS. Так, с декабря 2008 по декабрь 2012 по данным BLS получается рост на 6,7%. А пенсионеров на этом промежутке стало больше на 17,4%.

Аналогичную разницу мы можем видеть и на более длительном историческом промежутке. С 1995 по 2002, по данным CPS, число инвалидов увеличилось на 1,4%; по данным AWD – уменьшилось на 5,6%. Число пенсионеров по инвалидности на этом же промежутке увеличилось на 23,8%. С 2002 по 2008 Current Population Survey насчитало рост числа инвалидов на 9,3%. Число получателей пенсии за это время увеличилось на 28,4%. AWD cообщает об увеличении числа инвалидов с 2002 по 2010 на 11,2%. Число пенсионеров по инвалидности увеличилось на этом промежутке на 40,2%. Даже если мы смотрим лишь на группу «тяжелая степень инвалидности», ее рост почти в два раза уступает росту числа пенсионеров. Таким образом, опережающий рост числа пенсионеров по сравнению с числом людей, имеющих функциональные расстройства – это давно идущий процесс, никак не связанный по временным рамкам с кризисом-2008.
В этой связи любопытно посмотреть на коэффициент участия в рабочей силе (КУ) для инвалидов на промежутке 1995-2008. Вначале рассмотрим группу с возрастом 25-64 года:

6
Для людей с тяжелой степенью инвалидности динамика в целом нейтральная. Для прочих степеней есть нисходящий участок, с 2003 года. Но эти графики в определенной степени искажают фактические изменения в экономической активности инвалидов. Все дело в уже упоминавшемся переходе «бэби-бумеров» в возрастную категорию «55-64 года». Доля инвалидов в этом возрасте значительно увеличилась. Если мы приведем коэффициенты участия в рабочей силе к сопоставимой возрастной структуре, на самом деле мы увидим увеличение общей экономической активности.

Обратимся к инвалидам в возрастной группе «65-74 года»:

7
Для 3-ех групп мы также видим повышательную динамику коэффициента экономической активности. Лишь для людей с тяжелой степенью инвалидности в возрасте от 70 до 74 лет тренд понижательный. При этом наблюдения не отличаются особой точностью. В любом случае, абсолютный эффект от зафиксированного уменьшения коэффициента экономической активности данной группы за 13 лет составил лишь 2,5 тыс. человек. А в целом по когорте «65-74» года экономическая активность увеличилась.

Таким образом, ускоренное распространение государственной поддержки инвалидов в 1995-2008 гг. не оказало заметного влияния на их экономическую активность. Полагаю, что и после 2008 года ситуация не могла коренным образом поменяться.

Правомерно ли падение экономической активности среди инвалидов относить на циклические факторы? Я полагаю, что да. Глубина падения коэффициента участия в рабочей силе среди инвалидов сопоставима с таковым для остального населения:

8
А для инвалидов старше 65 лет КУ и вовсе не изменился за время кризиса. Но и для группы «16-64» существуют объективные причины более сильного снижения КУ. Во-первых, коэффициент участия для инвалидов исторически был более чувствителен к ухудшению условий на рынке труда. Во-вторых, в когорте «55-64 года» у инвалидов КУ падает намного сильнее, чем у граждан, не имеющих инвалидностей. Что опять отсылает нас к поколению «бэби-бумеров».

В общем итоге, у нас не остается никаких подтверждений негативного влияния инвалидности на экономическую активность всего населения США в 2008-2013 гг.
Tags: США, демография, онолитека, рынок труда, эконометрика
Subscribe

  • Перспективы без будущего-2: Hype Cycle Edition

    «Своевременность» новых начинаний Германа Грефа бьёт все рекорды. Его проект электромобиля стартует ровно тогда, когда законодатели…

  • Энергозатратный биткойн

    127 миллиардов долларов капитализации биткойна — всего за один твит. Этот самый дорогой твит в истории принадлежит одному из самых богатых…

  • Криптовалюты-2: мемы против инвесторов

    С начала этого года было создано почти 10 тысяч новых криптовалют. За «крипторенессансом» стоит очередной вплеск эпидемии хайпа,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments