giovanni1313 (giovanni1313) wrote,
giovanni1313
giovanni1313

Categories:

Потребление электроэнергии в промышленности развитых стран

Попробуем проанализировать некоторые направления развития обрабатывающей промышленности в долгосрочной ретроспективе. И опираться будем на показатели использования электроэнергии.

Мне вообще по душе натуральные показатели. Часто они отражают особенности экономики гораздо четче, чем стоимостные. Не говоря уже о том, что сравнения по разным странам получаются намного достовернее.

Ремарка об источниках. США и Япония – одни из немногих стран, по которой в свободном доступе имеются настолько полные данные по эл/энергии в индустрии. Для остальных государств либо временные ряды короткие и неполные, либо вообще необходимо учить языки и наведываться в местные библиотеки. Впрочем, если я наткнусь на информацию по другим странам, постараюсь сделать аналогичные сравнения и по ним.

США

Начнем с такого важного показателя, как потребление электроэнергии в промышленности в расчете на одного рабочего. То есть коэффициент электровооруженности труда. В кВт*ч в год:



График, увы, не совсем точный. В знаменателе взята численность рабочих в обрабатывающей промышленности. А в числителе – потребление сразу добывающей и обрабатывающей промышленности, строительства, а с 2003 года – еще и сельского хозяйства. Однако в 2006 году на обрабатывающие производства приходилось свыше 85% потребления энергии, а в этом году был пик по строительству. Я думаю, структура потребления могла меняться разве что в сторону понижения доли обрабатывающей промышленности. А изменения численности занятых в строительстве и сельском хозяйстве только искажали бы общую картину. Поэтому, за неимением лучших данных, остановимся на предложенном варианте.

Итак, что мы видим на этом графике? С 1949 года шли процессы увеличения электровооруженности труда: замена человеческого труда механическим и автоматизированным, повышение глубины переработки и сложности продукции. Ближе к концу графика проявились процессы аутсорсинга производства в страны с дешевой рабочей силой. Переносились трудоемкие процессы, в то время как энергоемкие процессы оставались в США. Численность работников, занятых в трудоемких отраслях, уменьшалась, а энергоемкие производственные линии оставались, так что потребление электроэнергии в расчете на 1 рабочего в последнее десятилетие сильно увеличилось. Хорошо бы понять, когда закончился «хороший» рост энерговооруженности и начался «плохой» (относительно) рост.

Для этого посмотрим на графики численности занятых в обрабатывающей промышленности и отношения импорта пром. товаров к ВВП:


Доля промышленного импорта мало о чем нам говорит. Она бодро росла вплоть до 2000-го, а затем споткнулась и стала болтаться в районе 10%. Я думаю, это отражает стагнацию реальных доходов населения в этом периоде.

Динамика занятости в промышленности может быть разбита на три периода. До 1969 г. продолжался рост. Затем численность рабочих колебалась возле отметки 18 млн. И с 2001 года началось обвальное падение. Так какое время принимать за «расцвет» американской промышленности, 1969-ый, 2000-ый, или 1979-ый, когда число занятых в промышленности было максимальным?

Посмотрим еще на одну пару показателей: абсолютное значение потребления электроэнергии промышленностью и отношение зарплат рабочих в обрабатывающих производствах к средней зарплате по экономике:

И наконец получаем желаемое соответствие. Итак, абсолютное потребление эл/энергии сектором показало максимум в том же 2000-ном году. Зарплаты рабочих максимально превышали среднюю по экономике в 1994. В 1998 году начался их заметный спад. Очевидно, что в 1995-1997 произошел перелом в политике корпораций. Рабочие места за пределами Америки начали выигрывать в конкурентной борьбе с внутренним производством. В 1996-2000 годах потребление электроэнергии еще росло, как за счет завершения ранее начатых инвестиционных проектов, так и за счет нетрудоемких отраслей. Однако в 2001 процесс деиндустриализации ускорился, и абсолютное потребление в обрабатывающей промышленности стало падать, частично маскируемое бумом в строительстве.

Ну и график динамики потребления электричества год к году:

Пик в 1989 – искусственный, он связан со включением в статистические данные объемов электричества, генерируемых на месте производства. 1994 – последний год, в котором прирост потребления за год превысил 3,4%. Потом он не поднимался выше 2% (кроме восстановительного роста 2010 г.). Даже включение энергозатрат сельского хозяйства в данные с 2003 не дают большего роста.

Я думаю, 1994 – год, который можно считать «эталонным», годом наибольшего «расцвета» американской промышленности, когда влияние аутсорсинга на структуру промышленности было еще незначительным. Для этого года показатель энерговооруженности труда составил около 68 тыс. кВт*ч в год. Да и к 2000-му он увеличился незначительно: до 71,5 тыс. кВт*ч. Примем эти цифры как грубую оценку достигнутого максимума технологического потенциала. Для 1994 года опубликованы данные отдельно по потреблению обрабатывающей промышленности. Точное значение электровооруженности труда в этом секторе составило 54 тыс. кВт*ч в год. Эта цифра пригодится нам в дальнейших сравнениях.

Япония

Настала очередь Японии. Та же электровооруженность труда, на этот раз «честная», учитывающая только цифры по обрабатывающим отраслям:


На этом графике мы видим то же, что и на графике с данными для США. С одним важным отличием: абсолютный максимум электровооруженности даже сейчас, после двух десятилетий аутсорсинга, составляет всего 45 тыс. кВт*ч в год на 1 рабочего. В два раза ниже, чем в США 2011-го. И ниже цифры 1994-го года для США. При этом вряд ли можно сказать, что промышленность Японии:

а) не является самодостаточной;

б) сильно отстает/отставала от американской в технологическом плане.

Однако сначала нам предстоит вычислить аналогичное «золотое время» для японской обрабатывающей промышленности, то есть убрать возможные искажения из-за аутсорсинга. Будем пробовать те же индикаторы: численность занятых и отношение импорта инвестиционных и потребительских несырьевых товаров к ВВП:

Импорт указывает нам на нижнюю границу начала аутсорсинга – 1987 год. Количество занятых в обрабатывающей промышленности росло до 1973 года (сравните с 1969 г. для США). Затем число рабочих несколько снизилось, что отражало процессы перераспределения рабочей силы в сектор услуг. В 1991 году был достигнут новый локальный максимум, после чего занятость в обрабатывающей промышленности начала неуклонно сокращаться. В 1995 году число занятых упало ниже предыдущего минимума (1982-го года). Думаю, пока стоит ориентироваться на эту дату. А для уточнения опять посмотрим на показатели зарплат в обрабатывающей промышленности и абсолютного потребления электроэнергии.

При всех рассуждениях о «потерянном десятилетии» обрабатывающая промышленность Японии прибавила потребление электричества за 1990-2000 гг. на 13,2%. Промышленность Штатов, в которых был якобы «вечный рост» - на 12,5% за тот же период. «Потерянное двадцатилетие» японская промышленность проходит еще лучше, чем американская. В 2010 году в Японии потребление электроэнергии было на уровне 2002 года, в США – на уровне 1992.

Если судить по темпам годового прироста электроэнергии, то последним годом сильного роста стоит считать 1990-ый, когда прирост составил более 6%. Затем он не поднимался выше 2,8%, кроме периодов восстановительного роста.


По зарплатам получается интересная картина. Начиная с 1970-ых, отношение зарплат в обрабатывающей промышленности к экономике в целом было стабильным и, что важно, ниже единицы. Резкий рост появляется в 2004-2005, и с этого времени относительные заработки рабочих находятся намного выше исторических значений. Даже масштабный кризис 2008-? не вернул это соотношение назад. Выскажу гипотезу, что серьезный относительный рост зарплат по отрасли в определенной степени отражает процессы глобализации. А именно, резко повысившийся уровень компетентности и профессиональности работников промышленностей за счет «экспорта» неквалифицированного труда в третьи страны. А за компетентность, понятное дело, надо платить.

Почему тогда в США мы видим уменьшение оплаты труда рабочих, а в Японии – увеличение? С одной стороны, надо учитывать разницу в национальной корпоративной культуре и корпоративном менталитете. С другой, серьезное понижательное давление на заработки американских рабочих оказывала миграция низкоквалифицированной рабочей силы из-за рубежа, чего не было в случае Японии. В-третьих, заработки в промышленности США были и остаются выше средних по экономике, а для Японии более 40 лет наблюдалась обратная ситуация. Можно предположить реализацию структурного дисбаланса, когда люди покидали отрасль ради более высоких заработков, а молодежь выбирала не связанные с производством профессии, что в итоге привело к нехватке работников промышленности. Причем на структуру предложения могли повлиять и «кризисные» настроения в японском обществе. Вообще это довольно сложная и обширная тема, выходящая за рамки этого обзора.

Если сравнивать с предыдущим графиком, то локальный минимум относительных заработков почти совпадает с локальным максимумом в численности работников промышленности (1992 и 1991 гг. соответственно). Теперь посмотрим на отношение производительности труда в промышленности к производительности в целом по экономике. Пунктиром обозначен тренд, вычисленный по данным 1980-1993 гг. Видно, что уже в 1996 г. рост производительности отрывается от тренда, возвратившись к нему только один раз в кризисном 1998 году. Отношение производительности труда может считаться косвенной мерой капиталоемкости промышленности. Т.е. мы видим, что с 1996 года число трудоемких мест в промышленности начинает падать, что можно отнести на последствия аутсорсинга. Это подтверждается и зарплатами. До 1991 года четкой связи между динамикой относительных заработных плат и динамикой относительной производительности труда не было. Затем такая связь появляется, при этом относительная производительность растет гораздо более высокими темпами. За 10 лет с 1993 по 2003 она увеличивается более, чем на треть. Такой стремительный рост можно объяснить только ростом капиталоемкости в обрабатывающей промышленности. Но этот рост был не следствием масштабных капиталовложений в промышленности, а изменением структуры производства и переносом низкопроизводительных рабочих мест за пределы страны.

С учетом всего вышеизложенного определяем «золотую» величину показателя электровооруженности труда Японии в 32 тыс. кВт*ч в год (1995 год). 1996 год дал бы нам величину 33,5 тыс., на 5% больше. 1990 год дал бы величину 28 тыс., на 12,5% меньше.

И вот теперь настал черед отвечать на закономерный вопрос: почему электровооруженность труда в США «до деиндустриализации» оказывается почти в два раза больше, чем в Японии? Для этого сначала посмотрим на структуру потребления электроэнергии по отраслям промышленности в двух странах. Для Японии референсным будет выбранный нами 1995 год. Для США – 1994.

Что у нас получается? В структуре потребления электроэнергии Японии усилены машиностроение и связанная с ним черная металлургия, а также «прочие» отрасли, в основном это производство потребительских товаров. В США выделяется химия и леспром. Очевидно, что последние особенности являются следствием ресурсной бедности страны Восходящего Солнца.

И структура занятости по отраслям обрабатывающей промышленности:


Картина проясняется совсем ненамного. На производстве резины и пластмасс в Японии работает даже больше рабочей силы, чем в США, но потребление энергии несопоставимо. В Японии больше доля людей, занятых в полиграфической, пищевой и швейной промышленности. Остальные соотношения никаких намеков на причины столь большой разницы в уровне электровооруженности двух стран не дают. Остается констатировать, что требуется более детальный анализ по отдельным производствам для каких-либо выводов.

Так что останавливаемся на неподтвержденной гипотезе о сдерживающем влиянии ресурсной бедности на развитие обрабатывающей промышленности Японии. Необеспеченность источниками гидроэнергии и горючими ископаемыми, технологические, географические и социальные сложности в развертывании АЭС создавали не самые лучшие условия для развертывания энергоемких производств. В тоже время в США стоимость электроэнергии была ниже среднемирового уровня. Кроме того, экспортная модель развития японской промышленности предполагает приоритет капиталоёмких отраслей, что тоже должно было найти отражение в показателе энерговооруженности.

Германия

Для ясности придется обратится к третьей индустриальной державе, а именно к Германии образца 1995 года. Энерговооруженность труда в ней составила… 23 тыс. кВт*ч в год. А что вы хотели? В расчете на 1 работника промышленности Германия выплавляла в 2 с лишним раза меньше стали, чем в Японии.

Я считаю, что наиболее разумным ориентиром по потреблению электричества в обрабатывающих производствах должны быть все-таки Соединенные Штаты. Влияние лимитирующих географических и ресурсных факторов там много меньше. Да и технологическое лидерство ни в те года, ни сегодня никем не оспаривается.

Китай

Так вот, вся предыдущая куча-мала графиков и цифр была ничем иным как вступлением. А призвано оно было ответить на следующий главный вопрос: где сейчас находится Китай? Ответить на этот вопрос не так просто. Если данные по потреблению электроэнергии в промышленности (включая добывающую и строительство) доступны, то с данными по численности работников в обрабатывающих отраслях творится самый настоящий китайский статистический ужас. Повертев вдоль и поперек данные из статьи по ссылке (стр. 41), я решил взять достаточно умеренную цифру в 110 млн. человек. И получил, что Китай по электровооруженности труда сейчас находится на уровне 33,3 тыс. кВт*ч в год!

Сравниваем. Германия? Какая Германия? Германия нажгла в 2011 году 29,5 тыс. кВт*ч на 1 рабочего. Ладно, пускай в Китае продолжительность рабочей недели дольше, пускай свою лепту вносит добыча полезных ископаемых и строительство – но и тогда получается самое меньшее паритет.

Япония – уже понятно, на уровне 1996 года. А США? Если сравнивать Китай, то только со Штатами. Обе страны имеют неплохую ресурсную базу и намерение развивать самостоятельную полнокровную индустрию. США имели сходный показатель электровооруженности в 1971 году.

Сорок лет отставания, скажете вы? Подумаешь… Но все эти сравнения затевались не для оценки времени отставания, а для оценки технологического потенциала и вытекающего из него благосостояния населения. Посмотрим на показатель ВВП на душу населения КНР. По оценкам Всемирного Банка, он составлял 2640 долл. (в ценах 2000 г.) в 2011. В 2012 г. его ориентировочно можно оценить в 2800 долл. Обращаемся к показателю США 1971 года. Восемнадцать тысяч шестьсот двадцать два доллара!

Что означает этот огромный разрыв? Я интерпретирую его таким образом. Китайская Народная Республика способна в короткие сроки нарастить материальное потребление до уровня США 1971 года:

а) не завися от импорта новых технологий;

б) не инвестируя в расширение генерирующих мощностей;

в) однако необходима переориентация производства с внешнего на внутренний рынок, сопряженная со структурными изменениями в промышленности и связанными с этими изменениями капитальными затратами.

Оговорка о материальном потреблении неслучайна. Дело в том, что доля занятых в секторе услуг в Китае составила 34,5% (2010). А в США 1971 года – 62,7%. Поскольку производительность в секторе услуг – вещь достаточно зыбкая и неоднозначная, ограничимся оценкой потребления продукции промышленности. Объективно тяжело сравнивать потребление в США в 1971 и в сегодняшнем Китае. Мешает как недоступность данных, так и сильно изменившаяся структура спроса. Пожалуй, одним из немногих адекватных показателей будет владение легковыми авто в расчете на 1000 человек. В США в 1971 на тысячу жителей приходилось 444 автомобиля. В Китае на конец 2012 – около 91 автомобиля. Вот такая иллюстрация разрыва между производственной базой и потреблением.

Стоит заглянуть в будущее. Ориентироваться будем на 12-ый китайский пятилетний план, который предполагает вполне умеренные среднегодовые темпы роста потребления энергии - +4,24% в год. Также предположим, что сохранятся ускоренные темпы роста потребления электричества населением и сферой услуг – по 10% в год. Тогда доля потребления промышленностью сократится к 2015 г. с нынешних 74% до 70,8% от совокупного. Оценим прирост занятости в промышленности в 2% ежегодно. При таких вводных мы получим электровооруженность труда в размере 34 тыс. кВт*ч к 2015 году. То есть прирост получается очень небольшой.

По этой цифре видно, в том числе и в сопоставлении с другими странами, что текущий уровень производственных мощностей упирается в несовершенство структуры промышленности. И без изменения структуры дальнейшая «накачка» производств бессмысленна, т.к. мало отражается на благосостоянии населения. Необходима аккуратная перебалансировка, благо все ресурсы (в первую очередь, технологические, во вторую - человеческие) имеются.

P.S. Электровооруженность труда в России в 2011 году составила 53,9 тыс. кВт*ч, но надо учитывать эту картинку.

Tags: Китай, США, Япония, внутренний спрос, глобализация, онолитека, промышленность, технологии, уровень жизни, эконометрика, экономика, энергетика
Subscribe

  • Кризис недопроизводства - 2: борьба за климат

    Никогда такого не было — и вот опять! В Китае нарастает очередной рукотворный энергетический кризис. На этот раз к традиционным…

  • Дерзкие иллюзии

    Новая модель «Теслы» за $ 25 000 – звучит очень заманчиво. Но то, как этот автомобиль сейчас обсуждается на уровне…

  • С кем вы, мастера культуры?

    Вместо экономических и технологических достижений 14-ая китайская пятилетка пока может похвастаться только крепчающим маразмом. Товарищ Си…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments