giovanni1313 (giovanni1313) wrote,
giovanni1313
giovanni1313

Category:

С кем вы, мастера культуры?


Вместо экономических и технологических достижений 14-ая китайская пятилетка пока может похвастаться только крепчающим маразмом. Товарищ Си Цзиньпин, консолидировавший в своих руках всю власть, потихоньку входит во вкус волюнтаристского стиля управления. После инициатив по насаждению культа личности, показательных разборок с хайтек-бизнесом и уничтожения дополнительного образования Партия решила объявить культурную войну буржуазным веяниям.

Новые враги Партии — поп-культура «звёзд»-идолов и их фанатов, чересчур высокие заработки знаменитостей, шоу, основанные на скандалах, слухах и вульгарности, показушное выставление богатства и получения удовольствия от жизни, неприличные костюмы и (почему-то) «женственные черты» у мужчин — интенсивный макияж, сложные прически и тому подобные атрибуты. В общем, всё то, что и составляет современный шоу-бизнес и на Западе, и на Востоке (Корея и Япония).

Вводимые правила объявляют медиа-пространство идеологически стерильной зоной, в которой должны царить казенно-патриотическая атмосфера и скрепный угар. Появление там артистов и знаменитостей с «неправильной политической позицией» объявлено нежелательным. То же касается и тех, кто пренебрегает «моральной дисциплиной». «Звезды» должны заниматься гражданской активностью и принимать на себя социальные обязательства (= брать под козырек). Уже сейчас для них организованы регулярные уроки по «профессиональной этике» и истории Коммунистической Партии.

Одна из таких лекций

Ну и по мелочи: попали под запрет реалити-шоу про создание поп-идолов, развлекательные шоу, а также те, что показывают пресловутых «женоподобных» мужчин. Запрещено и участие детей в фан-группах.

Как бы ни относилась к этим программам и «звездам» Партия, они играют самую значительную роль в молодежной культуре. Выросший за последние два десятилетия уровень жизни китайцев закономерно привёл к расцвету подобного нематериального потребления. Бурное и относительно свободное развитие селебрити-культуры стало одним из ярких символов нового Китая — зажиточного, современного и старающегося не обращать внимание на архаичную партийно-идеологическую машину.

Добавим к этому объявленный несколькими днями ранее запрет на видеоигры для несовершеннолетних, за исключением трёх строго обозначенных часов в неделю. Всё, что мы сказали о бурном развитии, свободе и современности, в полной мере относится и к этой области культуры — с поправкой на то, что демография в видеоиграх может быть помладше.


В итоге мы видим масштабнейшую попытку расправиться с молодежной культурой. За то, что она плохо соотносится с социалистическими ценностями. Политбюро пребывает в полной уверенности, что оно способно железной рукой загнать молодое поколение в идеологическое стойло. Запретив всё, что не вписывается в лицемерные представления о моральном облике строителя коммунизма. Но я боюсь, что молодежь разочарует партдеятелей. Насильственное насаждение выхолощенного идеологического, гм, контента способно вызвать не любовь, а скорее ненависть по отношению к Партии. И то, что Си этого уже не понимает — довольно красноречивое свидетельство о степени адекватности китайского руководства.

Хорошо, но какова мотивация партийных деятелей? Отчего такая резкая неприязнь к поп-идолам и женоподобным парням? Ну, с идолами ответ может быть на поверхности: стране надлежит поклоняться только одному человеку, и этот человек выступает не на сцене, а на трибуне. Но почему строитель коммунизма не может иметь мейк-ап и стильную прическу? Кроме шуток, что «строитель» побоится испортить свой маникюр?

Ответ может касаться действительно болезненных для Китая вопросов, которые мы уже поднимали в обсуждении китайского школьного образования. Во-первых, демография. Китай входит в сильнейший демографический кризис. В прошлом году суммарный коэффициент рождаемости в стране упал до 1,3 — ниже, чем в Японии. Для воспроизводства поколений нужно, чтобы он составлял 2,1-2,2.


По-видимому, идеологи решили, что, раз высокая рождаемость характерна для традиционных культур, мужики должны соответствовать архаичному стереотипу «мужественности». В который наверняка входит пренебрежение своей внешностью, брутальность, мачизм, а то и домашнее насилие. Каким образом у идеологов этот консерватизм может соседствовать с социалистическими ценностями, в которые, в частности, входят прогресс и свобода от предрассудков, — большая загадка. Установила ли наука какую-то связь между демонстрацией «женственных» мужчин на ТВ и уровнем рождаемости — тоже неизвестно.

Еще более забавно, что, обязывая медиа славословить великую китайскую культуру, идеологи тактично «забывают» о богатой исторической традиции применения косметики и прочего груминга китайскими мужчинами. Самая ранняя из добытых археологами в Китае косметичек принадлежала мужчине и датируется 5-3 вв. до н.э.. Видоизменяясь, «феминизированные» стандарты мужской красоты практиковались в той или иной форме до начала 17 века, после чего излишнее внимание к внешности мужчин действительно надолго выпало из моды.

Наконец, во всём этом делении мужчин на «правильных» и «неправильных» достаточно прозрачно читается ущемление LGBTQ+-сообщества. Официально, разумеется, сексуальная ориентация в документах не упоминается — но Китай известен своей де-факто цензурой LGBTQ+-тем. И это довольно контрастно смотрится на фоне Запада, где каждая организация стремится наперегонки объявить о своей приверженности идеям толерантности. Уже сейчас только ленивый не пинает Китай за дискриминацию национальных меньшинств. И стоит ли еще больше подставляться, ограничивая свободу в такой щекотливой области?

Кадр из китайской трансляции "Евровидения". Не попробуй радугу на вкус!
Второй важный повод для медиа-ограничений — расслоение доходов в Китае. И здесь хотя бы можно увидеть логику за инициативами партийных бюрократов. Замедление темпов экономического роста и усиливающаяся его концентрация в богатых мегаполисах, ухудшившаяся эффективность «социальных лифтов» порождают в китайском обществе разочарование и недовольство. Которые отражаются и на отношении к власти.

Демонстрация на ТВ и в соцсетях атрибутов роскошной жизни, пресловутой «ярмарки тщеславия» людей, до которых обычной китайской семье никогда не дотянуться, только раздувает это ощущение несправедливости. Особенно характерным моментом является запрет на шоу с участием детей знаменитостей, т. е. людей, которым богатство и слава просто достались по наследству.

Такие радикальные решения могут показаться нам чересчур прямолинейными — но вспомним, что рядом со знаменитостями на китайских ТВ-экранах партийные бонзы вещают про социалистическую справедливость. И контраст между их речами и гламурным стилем жизни селебрити должен очень бросаться в глаза.


В лице селебрити и «женоподобных» мальчиков Партия нашла очень удобных козлов отпущения: «смотрите, это они виноваты в том, что они очень богаты и красивы. Мы накажем их!» Что ж, полвека назад КПК действительно удалось провести Культурную Революцию под схожими лозунгами борьбы с буржуазными проявлениями. Вот только сейчас времена поменялись. Поменялось и общество.

Я очень сомневаюсь, что в 2021 такие рецепты — цензура, запреты, лицемерное морализаторство и борьба со следствием, а не с причинами — будут хорошо работать. По большому счету, они лишь являются демонстрацией бессилия Партии в решении реальных проблем. Результаты Китая и в демографии, и в распределении доходов откровенно провальны; они сильно уступают результатам работы западных правительств, которые не пытаются подчинить общественную жизнь идеологии.

Да, можно возразить, что и масштаб задач, стоящих перед китайским правительством, был серьезнее: высочайшие темпы экономического роста усиливали интенсивность шоков и противоречий. Но мудрость государственного управления заключается в том, чтобы не обременять себя дополнительными проблемы и не ставить самому себе палки в колеса. А надуманная война с поп-культурой и консьюмеризмом — именно такая дополнительная проблема. Обусловленная исключительно идеологией и жаждой власти.

И что самое главное, шансы КПК на победу в этой войне удручающе низки. Запретительные меры, к которым вынуждена прибегнуть Партия, показывают, что она уже сейчас вынуждена перейти к глухой обороне. Мы видели, чем кончилась эта культурная война в СССР. Сейчас на сторону консьюмеризма встал Интернет с его децентрализованностью и свободой выбора. Пресловутый «ручной режим» управления с ним банально не справляется.

Что ж, настолько великие деятели, как Си Цзиньпин, вольны выбирать себе и такие неподъемные челленджи. Только китайцев жалко — страдать от крепчающего маразма и идеологических потуг власти будут они, а не Си.


_______________________________________________________________
Друзья, я начал вести канал в Телеграм: Экономика знаний. Подписывайтесь!
Tags: Китай, медиа, онолитека, политика, тоталитаризм
Subscribe

  • ИИ, общество, политика

    Продолжаем знакомиться с отчетом о состоянии дел в области искусственного интеллекта ”AI100”. Один из разделов публикации посвящен…

  • Кризис недопроизводства - 2: борьба за климат

    Никогда такого не было — и вот опять! В Китае нарастает очередной рукотворный энергетический кризис. На этот раз к традиционным…

  • Дерзкие иллюзии

    Новая модель «Теслы» за $ 25 000 – звучит очень заманчиво. Но то, как этот автомобиль сейчас обсуждается на уровне…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 69 comments

  • ИИ, общество, политика

    Продолжаем знакомиться с отчетом о состоянии дел в области искусственного интеллекта ”AI100”. Один из разделов публикации посвящен…

  • Кризис недопроизводства - 2: борьба за климат

    Никогда такого не было — и вот опять! В Китае нарастает очередной рукотворный энергетический кризис. На этот раз к традиционным…

  • Дерзкие иллюзии

    Новая модель «Теслы» за $ 25 000 – звучит очень заманчиво. Но то, как этот автомобиль сейчас обсуждается на уровне…