Previous Entry Share Next Entry
Ливия. Блицкриг и политическая головоломка
giovanni1313
Не устаешь удивляться - насколько, казалось бы, незначительные случайности могут изменить ход вещей. И, в частности, политические расклады в отдельной стране. Если бы пять месяцев назад оперативники, приехавшие в аэропорт Лаберг арестовывать полковника Махди аль-Баргаси, были более расторопными… Последнему оставалось бы только уповать на милость своего политического противника Халифы Хифтера. Но аль-Баргаси удалось ускользнуть из аэропорта. Полковник направился на запад Ливии, в Триполи. И тут всё заверте…

Во-первых, аль-Баргаси удалось завоевать влияние среди нескольких важных кланов Киренаики. Во-вторых и в-главных, используя это влияние и ряд связей местных общин, аль-Баргаси достиг решающего прогресса в переговорах с Ибрагимом аль-Джазраном, контролирующим ряд нефтеотгрузочных терминалов на востоке страны. Аль-Баргаси и аль-Джазрана могла сблизить общая неприязнь к фигуре Халифы Хифтера.

Итогом стало соглашение в конце июля о возобновлении экспорта нефти через данные терминалы. Причем без каких-либо открытых политических уступок со стороны аль-Джазрана. Формально триполийское Правительство национального единства согласилось только выплатить задерживаемые уже не один год зарплаты Охране нефтяных производств (PFG).

Подобные соглашения и декларации объявлялись и раньше, но июльское выглядело одним из самых реальных достижений. По крайней мере исходя из активности, которую стали проявлять нефтяные компании. Шла оценка состояния инфраструктуры и составление планов ремонта.

Однако политическое объединение аль-Баргаси и аль-Джазрана не могло не обеспокоить генерала Хифтера. Особенно в свете того, что его армия имела контроль над территорией, окружающей нефтеотгрузочные терминалы. Уже в начале августа последовали незначительные стычки между PFG и Ливийской национальной армией (LNA) Хифтера. А также заявление о том, что армия будет атаковать танкеры, которые попытаются вывезти нефть с терминалов на востоке страны без согласования с правительством в Тобруке. ВВС, способные осуществить эту угрозу, у Хифтера имелись.

Ответ Хифтера делал соглашение Правительства национального единства с PFG бессмысленным. Кроме того, по тем или иным причинам (failed state и жесточайший финансовый кризис, в частности) Триполи могло не исполнить своей части сделки по выплате зарплат.

Тем временем, начались политические консультации между западным и восточным правительствами. В частности, в заседаниях Президентского Совета (=Правительство национального единства) согласился участвовать Али Гатрани. Этот политик представляет интересы Киренаики и жестко стоит на федералистских позициях. До этого Гатрани последний раз заседал в Совете еще весной и дело закончилось рукоприкладством, после чего встречи Совета им бойкотировались.

Кроме того, ряд встреч провел Мустафа Саналла, глава «правильной» (триполийской, признанной ООН) Государственной Нефтяной Корпорации (NOC). Саналла был против сделки с аль-Джазраном. А когда эту сделку поддержал Мартин Коблер, чрезвычайный посол ООН в Ливии, Саналла и вовсе был очень разозлен. Отмечу, что за Саналлой также стоят вполне влиятельные международные силы. И у директора NOC было совсем другое видение того, как должна развиваться ситуация с нефтеотгрузочными терминалами...

Сейчас уже понятно, что на этих консультациях были достигнуты определенные договоренности между частью элит запада страны и Киренаикой. Официально темой переговоров было создание общего органа руководства вооруженными силами. Но последовавшие события показали, что предметом были не только бюрократические формальности…

Переговорами в постреволюционной Ливии никого не увидишь. Переговоры могли длиться еще целый год. Генерал Хифтер предпочел действовать.

Рано утром в воскресенье 11 сентября началась операция «Стремительная молния» (блицкриг, да). Силы Ливийской национальной армии, практически не встретив сопротивления, заняли нефтеотгрузочные терминалы Рас-Лануф и эс-Сидр. 12 сентября после непродолжительных стычек был взят под контроль терминал Зутина, а также терминал Марса аль-Брега.



За два дня Хифтер получил терминалы, которые аль-Джазран занимал три года. Самым впечатляющим моментом, конечно, была удивительная легкость, с которой был получен контроль над важнейшими объектами. И здесь надо обязательно сказать, что операции предшествовали обстоятельные переговоры с местными лидерами и общинами. Именно успех этих договоренностей позволил LNA быстро и практически бескровно завладеть терминалами.

На исход операции повлияло и то, что наиболее боеспособные силы PFG сейчас заняты осадой Сирта. Те же подразделения, которые охраняли терминалы, могли частично разбежаться, но многие могли встать под командование Хифтера. Особенно если у того имеется достаточные финансовые ресурсы. Как показала практика, призыв «денег нет, но вы держитесь там!» работает не слишком хорошо.

Таким образом, LNA получила не только стратегические активы, но и усиление личным составом. Аль-Джазран, в свою очередь, потерял очень многое. У него остались какие-то лояльные подразделения, но без поддержки местных кланов попытка отбить терминалы не имеет перспектив. Мало перспектив и у самого аль-Джазрана на политической сцене. Едва ли какой-то еще человек нанес больше вреда экономике Ливии за последние три года. Блокада экспортных терминалов буквально душила экономику страны.

Сам Халифа Хифтер за успешную операцию повысил себя был повышен в звании и стал самым что ни на есть маршалом. Но важнее другое. С самого начала ливийской революции Хифтер демонстрировал посредственные политические способности и неумение договариваться. Поэтому, в частности, и оказался не у дел при дележе позиций после свержения Каддафи. Позднее эти впечатления только усиливались чередой скандалов со своими сподвижниками.

Но сейчас мы видим словно иного Хифтера. Действия по подрыву авторитета братьев аль-Джазран и заручению поддержкой местных кланов были выполнены просто филигранно. Одновременно мы видим немалый прогресс в отношениях с элитами запада страны – что раньше было труднопредставимым.

Конечно, существенная часть элит в Триполи по-прежнему не желает даже слышать о Хифтере. Однако, по-видимому, баланс сил в столице смещается, и смещается он в пользу командующего LNA. Что не менее важно, смещается и позиция сил за пределами Ливии.

Мартин Коблер удивляет нас фигурой высшего дипломатического пилотажа – разворотом на 180 градусов. Цитата (курсив мой): «Я всегда говорил, что генерал Хифтер должен иметь роль <в объединенной ливийской армии>… и я хотел бы сесть вместе с ним и обговорить это». При том что раньше Коблер только грозил Хифтеру кулаком за «покушение на демократические ценности».

Несмотря на это, «Стремительная молния» объективно вызвала самый серьезный политический кризис в стране за последнее время. Президентский Совет расколот между сторонниками и противниками Хифтера и фактически парализован. Реальные переговоры еще только начинаются.

Противники Хифтера сразу выпустили разгневанное заявление, в котором очередной раз угрожали небесными карами за попытки экспорта нефти в обход Триполи. Впрочем, сейчас все стороны понимают бесперспективность таких попыток. Нет, у Хифтера другие планы, и эти планы согласованы с очень важными людьми в столице.

Мустафа Саналла, в частности, оказался совсем не удивлен сменой контроля над терминалами. Более того, он выразил уверенность в том, что Ливийская национальная армия будет представлять интересы «правильной» NOC на местах. Похожее декларирование сотрудничества мы видим и в заявлении от Хифтера.

Одними заявлениями дело не ограничилось. Саналла направился в Зутину с личной инспекцией. Там он рассказал журналистом, что экспортные отгрузки с Зутины могут быть запущены в ближайшее время, а с терминалов Рас-Лануф и эс-Сидр – после необходимых ремонтных работ. Назывались какие-то воодушевляющие цифры вроде удвоения добычи через 4 недели и утроения к концу 2016. В реальности же даже поставки с Зутины зависят от возобновления работы нефтепроводов и добывающих мощностей на юго-западе региона. Кто контролирует их сейчас – непонятно.

Помимо технической инспекции, Саналла пообщался с командованием LNA. В общем, глава NOC прилагает едва ли не самые большие усилия для объединения запада и востока страны. Еще раз напомню, что Саналла – человек со связями в международном сообществе. И этот новый подход к Тобруку вкупе с изменением риторики Коблера говорят о том, что международные силы готовы принять более реалистичный политический расклад в Ливии.

В данный момент перед Саналлой стоит цель объединить «правильную» NOC с «альтернативной» (базирующейся в Тобруке). Он очень близок к её достижению. В любом случае, время показало, что существование «альтернативной» NOC бессмысленно, так как она не имеет возможности экспортировать нефть.

Более рациональные политики в Триполи также должны быть заинтересованы в возобновлении экспорта нефти. В стране финансовая катастрофа. Киренаика, в свою очередь, будет выторговывать для себя лучшие позиции и большие права в Президентском Совете. Краткосрочно от возобновления экспорта нефти никто не теряет. Киренаика, у которой с деньгами всё намного хуже, чем у Триполи, может рассчитывать на какой-то ручеек средств. Контроль над терминалами остается у нее в руках, и в любой момент она может им воспользоваться.

К сожалению, раскол в позициях запада и востока страны столь велик, что экспорт на этих терминалах может остановиться в любой момент. И даже не начаться. Хотя я бы не считал текущий паралич Президентского Совета непреодолимым препятствием для начала экспорта. Но впереди на пути к объединению лежат гораздо более серьезные противоречия.

Простых решений для ливийской политической головоломки не существует. Однако радует то, что внешние силы всё-таки решились ввести в паззл «недостающий элемент» – Хифтера. А сам Хифтер настроен более-менее конструктивно. Но любая нефтяная сделка, которая может быть достигнута, будет зиждиться на очень шатких основаниях.

Резюмируя:
Вероятность роста экспорта ливийской нефти на 100-150 тыс. б/д в октябре-ноябре 2016 – умеренная
Вероятность роста экспорта ливийской нефти на 300-500 тыс. б/д в первой половине 2017 - низкая

  • 1
О, очень интересно, практически никто не следит сейчас за Ливией. А ведь она может восполнить падение мировой добычи на 300 тыс. б/д относительно прошлого года.

  • 1
?

Log in